Главная » сми о нас » Текущая запись:

Макиавелли избирательных технологий

26 Май, 2011 сми о нас

Наталья БАЛАКИРЕВА,
«Орловский вестник»,
03.02.2011
часть 1, часть 2

Двадцать лет назад о политическом консультировании в России было известно очень мало. Тогда появилась компания с говорящим названием «Никколо М».

Она стала специализироваться на проведении политических выборов. Очень скоро центр политических технологий во главе с его учредителями приобрел известность. Его услуги стали востребованы не только в России, но и за рубежом. Что стоит за этой историей успеха? Легок ли хлеб профессионального менеджера политических кампаний? Об этом и многом другом в интервью с, не побоюсь этого эпитета, легендой политического PR – Игорем Минтусовым.

«ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ МЕНЯ НЕ КОСНУЛИСЬ»

– Игорь Евгеньевич, еще лет десять тому назад, может, чуть больше, профессия менеджер политических кампаний была весьма экзотичной. Ваш центр политического консультирования существует почти в два раза дольше. Как случилось, что экономист-калужанин стал самым известным в России политическим консультантом?

– 20 лет назад мне очень не нравилась политическая система в той стране, в которой я жил – в Советском Союзе. Мне не нравилось то, что за меня принимали решения люди, преимуществом которых являлось только то, что они были членами КПСС. Я понимал, что ситуация может измениться только в том случае, если изменится страна. Поэтому, когда появилась возможность участия в первых свободных и независимых выборах, я стал помогать побеждать кандидатам, чьи ценности я разделял (их называли демократами).

– Но вы же экономист по образованию. Как вдруг случился такой жизненный кульбит?

– После того как в 1980 году я получил экономическое образование в МГУ на отделении экономической кибернетики, было ощущение, что у меня нет профессии. Я начал работать в Центральном экономико-математическом институте АН СССР. Когда началась перестройка, я стал заниматься опросами общественного мнения и перешел работать в Советскую социологическую ассоциацию. Как мне казалось в тот период, опросы помогали услышать мнения других людей, разрушая монополию КПСС на знание «общественного мнения», что всегда давало возможность коммунистам выступать от имени народа.

– В январе 1989 года за проведение некоего «антисоветского» опроса, процитированного радиостанцией «Голос Америки», вы были уволены из Советской социологической ассоциации. Не вспомните тему опроса, за которую вы тогда поплатились?

– Конечно, очень даже легко вспомню. Мы задавали так называемые «прожективные» вопросы. А именно: «Скажите, пожалуйста, если бы завтра были выборы (выборов с альтернативными партиями и кандидатами тогда еще не было) и в них принимали бы участие четыре партии: Коммунистическая партия Советского Союза, социал-демократическая партия, партия зеленых и христианская политическая партия, за кого бы вы проголосовали?» Уточню, что три из названных партий были нами придуманы. Результаты я помню до сих пор. За коммунистическую партию тогда собирался проголосовать – 41 процент избирателей, а не 99, за социал-демократическую партию – 16 процентов, за христианскую – 8 процентов, а за партию зеленых – 3 процента. Это сейчас, с высоты 2011 года, кажется, что ничего особенного в этом нет, но тогда это исследование для многих товарищей стало настоящим шоком. Сам факт того, что люди намерены голосовать за несуществующие партии, а за КПСС отдаст голоса только 41 процент избирателей, вызвал весьма бурную реакцию. Руководство социологической ассоциации два месяца приходило в себя от шока. И все бы ничего, если бы этот опрос не процитировали по «Голосу Америки» и о нем не стало бы известно органам. Мне очень вежливо предложили поменять место работы. Никаких политических репрессий на себе тогда я уже не успел почувствовать, поскольку власти были сами напуганы расширяющимся демократическим движением.

ВОПРОСАМИ – ПО ОПРОСАМ

– Игорь Евгеньевич, а насколько данные соцопросов отражают действительность? Поясню свой интерес на примере. Некая политическая партия накануне избирательной кампании заказывает исследование. У группы лиц, представляющих эту партию, имеется некий конкурент. И ей, конечно же, очень хочется получить от своего партийного руководства официальное «добро» на то, чтобы в ходе кампании формировать образ врага именно в лице этого самого конкурента. Как в этом случае бороться с искажениями и фальсификациями?

– Это серьезный вопрос. Во-первых, начнем с того, что я верю только тем социологическим опросам, которые проводят профессиональные социологические компании, которые я знал и до этого, то есть на репутацию которых я могу положиться. Во-вторых, в среде профессионального сообщества, которое занимается опросами общественного мнения, существуют определенные правила, определенные этические стандарты. В-третьих, если опрос публикуется в СМИ, то любой уважающий себя публикатор обязан указать, кто проводил опрос (название организации), время проведения опроса, количество опрошенных людей, формат опроса (телефонный, по месту жительства и т.д.), точную формулировку вопроса. Если хотя бы одной из этих характеристик в опросе не существует, то для меня он становится неинтересным. Я понимаю, что его делала политическая сила или же группа интересов, преследовавшая определенные цели. Поэтому я рекомендую доверять только тем компаниям, которые существуют на рынке уже много лет, которые делали опросы до текущих выборов и будут делать их далее. Как правило, профессиональные социологические компании никогда не фальсифицируют данные, поскольку это их бизнес. Кому интересно обращаться к компании, которая пишет любые цифры по желанию заказчика?

– Но ведь не секрет, что существуют закрытые соцопросы, которые не публикуются в прессе. Они, как правило, попадают в руки регионального руководства, менеджера избирательной кампании, а затем ложатся в основу всего предвыборного плана.

– Большинству опросов, которые носят закрытый характер, я предпочитаю не верить. Я понимаю, что эти опросы примерно в 70 процентах случаев служат для манипулирования либо общественным мнением, либо мнением той или иной части элиты. Например, местный политик приносит в региональный штаб такой опрос и говорит: «У меня есть цифры, исходя из которых партия набирает очень мало. Надо сделать это и это». А второй политик, в свою очередь, утверждает: «У меня тоже есть опрос. Смотрите, какие у нас замечательные проценты». В обоих случаях речь, как правило, идет о некоей психотерапии либо со знаком «плюс», либо со знаком «минус». Еще раз повторю, если вы не знаете компанию, проводившую опрос, то следует насторожиться. Как проверить достоверность опроса? Прежде всего, узнайте имя руководителя этой организации и можно ли с ним встретиться. Во время встречи я выясняю, сколько интервьюеров работало во время опроса, сколько каждый из них опросил человек, за какое время и так далее. Можно задать ряд вопросов, на которые непрофессиональный социолог не сможет ответить или ответит неправильно.

ГОНКА НА ВЫЖИВАНИЕ

– Вы руководили более ста избирательными кампаниями в России и за рубежом. Помните ли вы свои первые выборы? Вы тогда выиграли или проиграли?

– Конечно, помню. Это был апрель 1989 года, выборы в Верховный Совет СССР. В Севастопольском районе Москвы, где я тогда работал, мы помогали академику Богомолову, который тогда возглавлял Международный институт исследования социалистической системы АН СССР. Его основным соперником был первый секретарь Севастопольского райкома КПСС Брячихин. Я тогда работал в Институте экономики АН и с группой моих сподвижников активно помогал Богомолову вести предвыборную кампанию. И был безумно счастлив, когда наш кандидат победил в первом туре, набрав 51 процент.

– Как известно, избирательные кампании – это изматывающее действо – и физически, и психологически. В течение многих лет вы выдерживали колоссальные нагрузки. К примеру, в 1999 году на российских парламентских выборах вы работали в 61 одномандатном округе с кандидатами от разных партий и движений. Откуда такая выносливость? Чем она обусловлена? Любовью к профессии? Умением переключаться? Занятиями спортом?

– И тем, и другим, и третьим, конечно же. Если говорить о кампании 1999 года, то понятно, что над ней я работал не один, а со всей нашей командой. Для этого была разработана определенная схема управления. А что касается мотивации, то, во-первых, я считаю, что это в каком-то смысле моя миссия помогать кандидатам, убеждения которых я разделяю. Во-вторых, это определенный профессиональный драйв. Мне необходим этот адреналин, позволяющий испытать ощущения наподобие тех, что испытывает человек при покорении горной вершины, на которой, как пел Высоцкий, еще не бывал. Конечно же, помогает спорт, как впрочем, и знакомые мне спортивные ощущения. Ведь сколько бы соревнований ты не выигрывал, при приближении очередного турнира тебе снова хочется испытать этот сильнейший стресс напряжения, а потом эйфорию победы – чувства, возникающие, когда ты становишься на верхнюю ступень пьедестала почета.

– А каким видом спорта вы занимались?

– Я занимался бегом на средние дистанции, кандидат в мастера спорта.

– Не ошибусь, если скажу, что вы по складу характера скорее стайер, чем спринтер?

– Мне очень нравится стайерский бег. Я пробегаю, в том числе, и марафонскую дистанцию. Я стайер в спорте и, наверное, в жизни.

ЯЗЫК – ВСЕМУ ГОЛОВА

– Игорь Евгеньевич, вы много работали на Западе, владеете тремя иностранными языками – английским, французским и немецким. Их пришлось изучить в силу профессиональной надобности или же личной склонности?

– Первое, поскольку последние пятнадцать лет я много общаюсь с иностранными коллегами. Немецкий язык я изучал в школе, очень люблю немецкую культуру. Еще в университете у меня было много друзей из Германии. Английский язык как средство международного общения, полагаю, должен знать каждый. Что касается французского языка, у меня была достаточно длительная практика. В конце 1980-х я провел порядка семи месяцев во Франции, где многому научился у французских социологов, к примеру, освоил так называемые качественные методы в социологии: фокус-группы, глубинные интервью. Тогда в Советском Союзе этого еще никто не делал. Полагаю, мне очень повезло быть одним из первых, кто привнес эти методы на российскую почву, в частности, в выборные кампании.

ДРУЗЬЯМ – ВСЁ, ОСТАЛЬНЫМ – ЗАКОН

– Существуют ли какие-то особенности электорального поведения на Западе, полностью не совпадающие с отечественными?

– Западные страны очень разные. В развитых странах – одни особенности, в развивающихся – другие. Но главное отличие избирательного процесса в странах с давними демократическими традициями состоит в том, что там выборный процесс происходит в соответствии с законом. Если ты его нарушаешь, то санкции последуют незамедлительно, независимо, работаешь ли ты в правящей партии или в оппозиции. Поэтому популярные в России так называемые «черные» пиар-технологии в западных странах не встретишь. К примеру, если ты напишешь листовку от имени другого кандидата, которая фактически его компрометирует, на Западе тебя просто посадят в тюрьму за ложь. В России же это не более чем изящный метод, за который никто никого никогда не наказывает. Российский пиар-креатив совершенно лишен каких-либо этических ограничений.

Кроме того, на Западе практически невозможно использовать административный ресурс, а если ты его используешь, то соперники из других партий легко могут привлечь тебя к административной, уголовной, политической ответственности. И мало тебе не покажется – рейтинг упадет, всё общественное мнение будет направлено против тебя. Другими словами, там закон одинаков по отношению ко всем участникам избирательного процесса, а не только по отношению к оппозиционным партиям, как это принято в России.

– То есть наше избирательное законодательство несовершенно и его надо дорабатывать?

– Избирательное законодательство в России сильно пострадало за последние пять лет. Пять лет назад закон, на мой взгляд, был очень хороший. Потом он стал медленно, но верно ухудшаться. Был введен целый ряд поправок, уточнений, которые являются выгодными для действующей власти. Например, в России запрещена негативная кампания против соперников в электронных СМИ. То есть вы не можете сделать ролик, показав, например, что партия «Единая Россия» не выполняет свои предвыборные обещания. Это запрещено законом. Когда «Единая Россия» несколько лет назад вводила эту поправку, аргументация была весьма интересной: «Политические партии должны говорить о своих программах, о своих достижениях, а не вести негативные кампании друг против друга. Критиковать ведь каждый может».

Второе – это, конечно же, беспардонное использование административного ресурса плюс фальсификации выборов в большинстве отдельно взятых регионов. Почему эти фальсификации носят такой регулярный и достаточно массовый характер? Ведь в этом процессе задействованы многие сотни людей. Потому что те люди, которые их осуществляют, например, председатели избирательных комиссий, понимают, что останутся безнаказанными, поскольку они действуют фактически по прямому указанию руководителей тех или иных регионов. Эти люди являются лишь частью государственной машины, которая осуществляет эту фальсификацию в пользу правящей партии. И это только небольшая часть проблем.

О ПЕРВЫХ ЛИЦАХ

– Вы руководили большим числом избирательных кампаний губернаторов. Сейчас вы консультируете новых руководителей регионов по вопросам формирования пресс-служб областных администраций. Легко ли работать с нынешним составом губернаторов?

– В целом – работать менее интересно. Почему? Потому что, как ни крути, назначаемые губернаторы в меньшей степени зависят от общественного мнения, чем предыдущий корпус губернаторов, который избирался. Не секрет, что сейчас губернаторы фактически являются чиновниками, выполняющими политические установки администрации президента. Конечно же, если происходят какие-то народные выступления, как это было в Калининграде в январе 2010 года, своего места губернатор может лишиться и не переназначиться, как Боос. Но в целом работать, к сожалению, менее интересно, потому что задачи у представляемых глав регионов в меньшей степени электорально-политические, чем это было 5-10 лет назад.

– А в чем особенность работы с первым лицом государства? Вы ведь консультировали Бориса Ельцина.

– Самая главная её особенность – наличие огромного количества групп во главе с выдающимися лоббистами, людьми, оказывающими сильное влияние на первое лицо государства. Для того чтобы так или иначе донести свою рекомендацию или совет, приходится проводить первоначальные согласования с достаточно большим количеством заинтересованных лиц. Хочешь ты этого или нет. Например, если на того или иного губернатора в среднем воздействует 3-4 местные лоббистские группы, то на президента оказывают влияние 30-40 таких группировок. При этом ты никогда до конца не знаешь, что или кто может подвигнуть президента принять то или иное решение.

«ПИАР-СООБЩЕСТВО – НЕ СОВОКУПНОСТЬ НАПЕРСТОЧНИКОВ»

– В декабре прошлого года вы были вновь избраны в Исполнительный и в Высший экспертные советы Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО). Разрешите вас поздравить и поинтересоваться, в чем вы видите свою главную задачу на этот период?

– Свою главную задачу я вижу в том, чтобы пиар-рынок в России приобрел определенные профессиональные и этические рамки и стандарты. Чтобы те люди, которые занимаются пиаром, понимали, что их профессиональное сообщество – идет ли речь о политическом или бизнес-консультировании – это не совокупность «напёрсточников», где самым сильным оказывается тот, у кого быстрее всего работают пальцы рук. Это рынок. Здесь есть определенная этика, определенные стандарты, которые должны базироваться на международных, европейских нормах. Поскольку там пиар существует гораздо дольше, нужно учиться играть по правилам, которые приняты в этих странах. Не нужно искать суверенную особенность пиар-рынка в России. Ведь черное – это черное и в России, и в США, и даже в Африке. А белое – это белое. Поэтому своей главной миссией вижу поддержку и распространение профессиональных и этических стандартов в российском пиар-сообществе.

ПРОГНОЗ НА ЗАВТРА

– Ваш прогноз на предстоящие в марте этого года выборы. Есть ли весомые основания, способные повлиять на позиции «партии власти»?

– Партия «Единая Россия» одержит победу в большинстве регионов, но она получит меньше голосов, чем хочет. В перспективе ее успехи будут всё менее и менее впечатляющими.

– Из-за предполагаемого снижения административного давления?

– Из-за ухудшения общей ситуации в экономической и политической сферах, а также общего понижения политического тонуса жителей регионов, в которых сейчас проходят выборы. [с]

Издания


Подписка на обновления

Обновления по email

мы в социальных сетях



Новости

Глава «Никколо М» Игорь Минтусов о «третьем пути» России в программе Владимира Соловьева

Игорь Минтусов 20.06.2017

19 июня в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым» были затронуты вопросы «третьего пути» России. Эксперты обсудили, что такое «демократия по-русски» и в чем уникальность особого пути нашей страны. «Третий путь» Игорь Минтусов определил как «идеологический …

Глава «Никколо М» Игорь Минтусов принял участие в обсуждении темы мифологизации проблем 90-х годов в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым»

Игорь Минтусов

Эксперты обсудили, что плохого и что хорошего оставили нам в наследство 1990-е годы. Говоря о положительных моментах, Игорь Минтусов напомнил, что именно в те годы появилась профессия «связи с общественностью», которой раньше не было: «Была общественность, были …

Екатерина Егорова и Игорь Минтусов приняли участие в ежегодной конференции Европейской ассоциации политических консультантов в Брюсселе

EAPC_1

28–30 мая в Брюсселе состоялась 22-я ежегодная конференция Европейской ассоциации политических консультантов (EAPC). Темой конференции стал рост популизма в мировой публичной политике и роль политических консультантов в этом процессе. Президент «Никколо М» Екатерина Егорова и председатель …

Игорь Минтусов о том, почему люди испытывают ностальгию по Советскому Cоюзу, в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым»

Игорь Минтусов_24.05.2017

Глава «Никколо М» Игорь Минтусов принял участие в обсуждении вопроса – почему люди ощущают ностальгию по временам СССР. Эксперт отметил: «В Советском Cоюзе были цели: борьба между добром и злом, социализмом и капитализмом, относительно устойчивое …

Игорь Минтусов выступил в Смоленске с докладом о современных избирательных трендах

Игорь Минтусов

Глава «Никколо М» 19 мая 2017 года выступил в Смоленске на тему: «Как стать президентом. Современные избирательные технологии». Игорь Минтусов, первый президент Российской ассоциации политконсультантов, рассказал о современных избирательных технологиях и трендах мировой публичной политики, …

Игорь Минтусов об итогах президентских выборов во Франции

223022650_530472

Глава «Никколо М» Игорь Минтусов дал комментарий РЕН ТВ по поводу итогов выборов президента Франции. По его словам, победа Макрона была вполне предсказуемой. Но, по мнению эксперта, куда менее был предсказуем выход Эммануэля Макрона во …

На шаг впереди! На шаг впереди!