Главная » Комментарии » Текущая запись:

Игорь Минтусов: «Главным политтехнологом стала власть». Интервью ИД «Алтапресс»

5 Декабрь, 2011 Комментарии


Издательский дом «Алтапресс»
5.12.2011

Игорь Минтусов: «Главным политтехнологом стала власть»

Игорь Минтусов — один из самых опытных и известных в России политтехнологов. Накануне думских и региональных выборов в краевой парламент, которые прошли 4 декабря, г-н Минтусов рассказал «Вашему делу» о новых технологиях, которые, по его мнению, стали применять участники российского политического процесса за последние четыре года. Он считает, что политики стали активнее использовать Интернет. При этом значение традиционных технологий снижается, а основные тенденции определяет власть.

— Игорь Евгеньевич, как, на ваш взгляд, последние изменения избирательного законодательства повлияли на выборный процесс?

— За последние четыре года все изменения были направлены в одну сторону — на создание дополнительных преимуществ «Единой России».

Игорь Минтусов

Причем эти изменения были не очень заметны для сторонних наблюдателей. Например, порядок расположения партий в избирательном бюллетене определяется жеребьевкой. Но фактически за последние четыре года на всех региональных выборах «Единая Россия» занимает в бюллетенях первую строчку в непропорционально большом количестве случаев, что производит прямо-таки революцию в математической теории относительности. Известно, что партия, находящаяся на первом месте в списке, автоматически получает дополнительное число голосов не определившихся избирателей, приблизительно 0,5–1%.

Другой пример изменения в законодательстве: в предвыборный период в электронных СМИ запрещена «негативная реклама» других партий и кандидатов. Это фактически лишает оппозицию возможности критиковать правящую партию за ее ошибки, показывать процент выполнения и невыполнения ее предвыборных обещаний и т. п. Еще пример: чтобы поставить агитационный ролик в телеэфир, нужно показывать его руководству телеканала загодя. Фактически это сильно тормозит процесс, и, если ролик не нравится власти, дает возможность затянуть его выход в эфир и поставить в удобное «партии власти» время. Таких мелких преимуществ много.

В широком смысле слова такие изменения в законодательстве сами по себе уже можно назвать предвыборными технологиями, если понимать под выборами весь процесс, где задействованы также соответствующие органы власти (избиркомы, федеральные телеканалы, суды и другие исполнительные органы).

— По сравнению с предыдущим избирательным циклом появились ли какие-то новые технологии? Можно ли сказать, что избирательные методы совершенствуются?

— Да, конечно. Развитие и совершенствование происходит по двум направлениям. Первое — более изощренные, тонкие способы создания основного месседжа партий, и здесь прогресс не такой большой, он происходит раз в 10–15 лет. Второе направление — способы доставки этого месседжа до избирателей. И здесь изменения происходят куда более быстро и даже могут менять картину избирательной кампании в целом.

Возрастает роль Интернета, он оказывает все большее воздействие на больший процент избирателей. Это ведь очень удобно, когда ты можешь посмотреть интересующую тебя информацию в удобное для себя время, шире выбор данных. Я с большим удовольствием смотрю ролики партий на Youtube, это бывает очень интересно. Весь креатив пока сосредоточен там.

Появляются новые специализированные интернет-технологии, активизируется работа с социальными сетями, блог-платформами, твиттером. Блоги стали играть значительную роль, партии заинтересованы в том, чтобы транслировать свою точку зрения на эту аудиторию — авторов и читателей блогов. Для политиков встречи с ведущими блогерами уже становятся правилом хорошего тона. Думаю, влияние Интернета в ближайшие годы будет только усиливаться — до тех пор, пока, возможно, не появятся очередные новые носители информации.

— Кроме «Единой России», кто-то еще эти методы практикует?

— Достаточно активно работает партия «Яблоко». Она не нанимает интернет-троллей (люди, размещающие в Сети провокационные сообщения с целью вызвать конфликты между участниками, взаимные оскорбления и т. п. — Прим. «ВД»), но ее присутствие в Сети существенно больше, чем четыре года назад. У «Справедливой России» системной работы, по-моему, нет, но есть отдельные политики, активно работающие в Интернете. Например, лидер партии Сергей Миронов, депутат Аксаков из Чувашии.

— Насколько избирательные кампании в целом сместились в Интернет?

— Усилия партий смещаются в этом направлении. Но сказать, что это качественные изменения, как это было, например, с предвыборной кампанией Обамы 2008 года в США, когда он фактически главную часть своей кампании провел в Сети, пока нельзя.

Я думаю, эта тенденция более ярко проявится в следующей кампании, когда контроль над интернет-пространством действительно будет фактически обеспечивать контроль общественного мнения.

— Можно ли говорить о том, что технологии информационного воздействия приобрели большее значение, чем, например, так называемые полевые?

— Цель всех технологий всегда одна — донести нужную партии или кандидату информацию до избирателя. А дальше надо смотреть на методы и их эффективность. 60 % российских граждан никогда не были в Интернете, и самые изощренные способы работы с блогами, сайтами не возымеют никакого действия на эти 60 %, в работе с ними более эффективны полевые технологии. То есть у полевых и интернет-технологий разная целевая аудитория, разные способы коммуникации с ней. Информационные и полевые технологии нельзя противопоставлять, они дополняют друг друга. Хотя, например, целевая аудитория телевидения, в отличие от Интернета, примерно та же, что у полевых технологий.

Расходы не уменьшились

— В условиях общей предопределенности политического процесса продолжают ли партии считать предвыборные технологии важными для себя?

— В 1990-е годы главными и практически равноценными факторами успеха на выборах были личность кандидата (33,3 %), команда политтехнологов и консультантов (еще 33,3 %), еще на одну треть успех кампании определял финансовый ресурс. В 2000-х годах появился четвертый фактор, который сейчас имеет «контрольный пакет акций», — это административный ресурс. Я оцениваю его вес в 51 % успеха партийного кандидата или партии на выборах. Оставшиеся 49 % распределены между первыми тремя факторами. Главным политтехнологом сейчас является действующая власть, которая использует админресурс в своих тонких или не очень тонких методах ведения кампании.

— Этот «главный политтехнолог» воздействует на способы ведения кампаний, применяемые другими партиями?

— Да, конечно. Люди, работающие с партией власти, используют практически неограниченный набор технологий за счет административного ресурса. Есть электоральные политические технологии, направленные на избирателей. А есть неэлекторальные — направленные на использование административного ресурса, т. е. на лиц во главе той или иной властной структуры, на тех, кто принимает решения. Вес неэлекторальных технологий значительно возрос и практически сравнялся с весом электоральных.

— Расходы партий на электоральные технологии в связи с этим изменились?

— Они практически не уменьшились. Объем ресурсов, необходимый для их реализации, остался примерно на прежнем уровне. Дело в том, что участники выборов не заинтересованы в уменьшении расходов. Другое дело, что основная часть этих ресурсов ушла со свободного рынка и распределяется сейчас в основном внутри партийных структур.

— Оппозиционные партии стали применять какие-то новые «фишки» в электоральных технологиях?

— Пока я этого не вижу. Новых каналов доставки, кроме Интернета, не появилось. Хотя вот, например, в Санкт-Петербурге молодые люди провели достаточно остроумную акцию: вышли с плакатами «Долой самодержавие». Их задержали за нарушение общественного порядка. Такого рода остроумные вещи появляются периодически, но чего-то принципиально нового нет.

Манипуляции везде

— Продолжают ли российские политтехнологи заимствовать опыт своих западных коллег?

— Заимствований явных нет, их, может быть, и раньше было не особенно много. Я хорошо знаю консультантов, работающих на международном рынке.

С точки зрения технологий ничего революционно нового, кроме интернет-технологий, в Европе и США не появилось.

Но там другая политическая культура, борьба идет на более сложном уровне. Если партия предлагает тем или иным способом решить какую-то конкретную проблему, то она ее, как правило, решает. Иначе за нее потом просто не будут голосовать. В российской же политической риторике по-прежнему высок уровень популизма, многие партии могут говорить о чем угодно и как угодно совершенно безответственно, потому что понимают, что не будут привлечены избирателями к ответственности за ложные обещания.

— Можно ли сказать, что политтехнологии стали более грязными?

— На мой взгляд, нет более грязных технологий, чем те, которые появляются вследствие использования административного ресурса.

Сам же термин «грязные технологии» скорее из области этических категорий. Что лучше: «грязные технологии», в использовании которых обвиняют партию или кандидата, или «чистый» административный ресурс, когда кандидата «чисто» снимают с выборов, или заводят против него уголовное дело без нарушения буквы закона, или «чисто» и по закону увольняют с работы?

Понятие «грязные технологии» ввели в лексикон политики, находящиеся у власти, используя его для определения того, что они не хотят читать о себе в СМИ и Интернете: например, описание их неподобающего поведения или их счетов и траты денег за границей. Часто этот термин применяется именно в таком контексте. Если во время выборной кампании о тебе сообщается ложная информация, то в соответствии с Уголовным кодексом РФ ты можешь привлечь к ответственности за ложь и клевету. А если это не ложь, а тебе просто неприятно это читать, то это другой вопрос: собираясь в политику, будь готов к тому, что люди захотят знать о тебе все, в том числе и о твоей недвижимости за границей.

— Можно ли оценивать степень нечистоплотности технологий с точки зрения манипулирования сознанием избирателей и того, является ли распространяемая информация лживой?

— Ложь есть ложь, это уголовное преступление, за клевету нужно привлекать к ответственности. Но любая избирательная кампания — это в той или иной степени манипуляция мнением граждан, и особенно манипулируют сознанием людей именно те, кто уверяет, что этим не занимается. Манипуляциями занимаются все и всегда. Все остальное — интерпретации, используемые партиями, чтобы хорошо выглядеть в глазах избирателей. Мне очень весело всегда слушать уверения в духе «мы не занимаемся манипуляциями», потому что это неправда.

— Бизнес — традиционно активный участник избирательных кампаний. Изменились ли как-то, на ваш взгляд, условия участия предпринимателей в выборном процессе?

— Бизнесу стало сложнее помогать оппозиционным партиям, риски предпринимателей возросли, так как «Единая Россия» наращивает возможности контроля над этой сферой. С другой стороны, все более притягательным для бизнеса становится участие в политике на стороне «партии власти»: если ты каким-то чудом оказался в списках «ЕР», тебе это обеспечивает протекцию в ведении дел. Это главное отличие. То есть стало более опасно работать с оппозицией и более прибыльно — с «Единой Россией».

Источник

 

Издания


Подписка на обновления

Обновления по email

мы в социальных сетях



Новости

Глава «Никколо М» Игорь Минтусов о «третьем пути» России в программе Владимира Соловьева

Игорь Минтусов 20.06.2017

19 июня в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым» были затронуты вопросы «третьего пути» России. Эксперты обсудили, что такое «демократия по-русски» и в чем уникальность особого пути нашей страны. «Третий путь» Игорь Минтусов определил как «идеологический …

Глава «Никколо М» Игорь Минтусов принял участие в обсуждении темы мифологизации проблем 90-х годов в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым»

Игорь Минтусов

Эксперты обсудили, что плохого и что хорошего оставили нам в наследство 1990-е годы. Говоря о положительных моментах, Игорь Минтусов напомнил, что именно в те годы появилась профессия «связи с общественностью», которой раньше не было: «Была общественность, были …

Екатерина Егорова и Игорь Минтусов приняли участие в ежегодной конференции Европейской ассоциации политических консультантов в Брюсселе

EAPC_1

28–30 мая в Брюсселе состоялась 22-я ежегодная конференция Европейской ассоциации политических консультантов (EAPC). Темой конференции стал рост популизма в мировой публичной политике и роль политических консультантов в этом процессе. Президент «Никколо М» Екатерина Егорова и председатель …

Игорь Минтусов о том, почему люди испытывают ностальгию по Советскому Cоюзу, в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым»

Игорь Минтусов_24.05.2017

Глава «Никколо М» Игорь Минтусов принял участие в обсуждении вопроса – почему люди ощущают ностальгию по временам СССР. Эксперт отметил: «В Советском Cоюзе были цели: борьба между добром и злом, социализмом и капитализмом, относительно устойчивое …

Игорь Минтусов выступил в Смоленске с докладом о современных избирательных трендах

Игорь Минтусов

Глава «Никколо М» 19 мая 2017 года выступил в Смоленске на тему: «Как стать президентом. Современные избирательные технологии». Игорь Минтусов, первый президент Российской ассоциации политконсультантов, рассказал о современных избирательных технологиях и трендах мировой публичной политики, …

Игорь Минтусов об итогах президентских выборов во Франции

223022650_530472

Глава «Никколо М» Игорь Минтусов дал комментарий РЕН ТВ по поводу итогов выборов президента Франции. По его словам, победа Макрона была вполне предсказуемой. Но, по мнению эксперта, куда менее был предсказуем выход Эммануэля Макрона во …

На шаг впереди! На шаг впереди!