Главная » Комментарии » Текущая запись:

Игорь Минтусов: «Главным политтехнологом стала власть». Интервью ИД «Алтапресс»

5 Декабрь, 2011 Комментарии


Издательский дом «Алтапресс»
5.12.2011

Игорь Минтусов: «Главным политтехнологом стала власть»

Игорь Минтусов — один из самых опытных и известных в России политтехнологов. Накануне думских и региональных выборов в краевой парламент, которые прошли 4 декабря, г-н Минтусов рассказал «Вашему делу» о новых технологиях, которые, по его мнению, стали применять участники российского политического процесса за последние четыре года. Он считает, что политики стали активнее использовать Интернет. При этом значение традиционных технологий снижается, а основные тенденции определяет власть.

— Игорь Евгеньевич, как, на ваш взгляд, последние изменения избирательного законодательства повлияли на выборный процесс?

— За последние четыре года все изменения были направлены в одну сторону — на создание дополнительных преимуществ «Единой России».

Игорь Минтусов

Причем эти изменения были не очень заметны для сторонних наблюдателей. Например, порядок расположения партий в избирательном бюллетене определяется жеребьевкой. Но фактически за последние четыре года на всех региональных выборах «Единая Россия» занимает в бюллетенях первую строчку в непропорционально большом количестве случаев, что производит прямо-таки революцию в математической теории относительности. Известно, что партия, находящаяся на первом месте в списке, автоматически получает дополнительное число голосов не определившихся избирателей, приблизительно 0,5–1%.

Другой пример изменения в законодательстве: в предвыборный период в электронных СМИ запрещена «негативная реклама» других партий и кандидатов. Это фактически лишает оппозицию возможности критиковать правящую партию за ее ошибки, показывать процент выполнения и невыполнения ее предвыборных обещаний и т. п. Еще пример: чтобы поставить агитационный ролик в телеэфир, нужно показывать его руководству телеканала загодя. Фактически это сильно тормозит процесс, и, если ролик не нравится власти, дает возможность затянуть его выход в эфир и поставить в удобное «партии власти» время. Таких мелких преимуществ много.

В широком смысле слова такие изменения в законодательстве сами по себе уже можно назвать предвыборными технологиями, если понимать под выборами весь процесс, где задействованы также соответствующие органы власти (избиркомы, федеральные телеканалы, суды и другие исполнительные органы).

— По сравнению с предыдущим избирательным циклом появились ли какие-то новые технологии? Можно ли сказать, что избирательные методы совершенствуются?

— Да, конечно. Развитие и совершенствование происходит по двум направлениям. Первое — более изощренные, тонкие способы создания основного месседжа партий, и здесь прогресс не такой большой, он происходит раз в 10–15 лет. Второе направление — способы доставки этого месседжа до избирателей. И здесь изменения происходят куда более быстро и даже могут менять картину избирательной кампании в целом.

Возрастает роль Интернета, он оказывает все большее воздействие на больший процент избирателей. Это ведь очень удобно, когда ты можешь посмотреть интересующую тебя информацию в удобное для себя время, шире выбор данных. Я с большим удовольствием смотрю ролики партий на Youtube, это бывает очень интересно. Весь креатив пока сосредоточен там.

Появляются новые специализированные интернет-технологии, активизируется работа с социальными сетями, блог-платформами, твиттером. Блоги стали играть значительную роль, партии заинтересованы в том, чтобы транслировать свою точку зрения на эту аудиторию — авторов и читателей блогов. Для политиков встречи с ведущими блогерами уже становятся правилом хорошего тона. Думаю, влияние Интернета в ближайшие годы будет только усиливаться — до тех пор, пока, возможно, не появятся очередные новые носители информации.

— Кроме «Единой России», кто-то еще эти методы практикует?

— Достаточно активно работает партия «Яблоко». Она не нанимает интернет-троллей (люди, размещающие в Сети провокационные сообщения с целью вызвать конфликты между участниками, взаимные оскорбления и т. п. — Прим. «ВД»), но ее присутствие в Сети существенно больше, чем четыре года назад. У «Справедливой России» системной работы, по-моему, нет, но есть отдельные политики, активно работающие в Интернете. Например, лидер партии Сергей Миронов, депутат Аксаков из Чувашии.

— Насколько избирательные кампании в целом сместились в Интернет?

— Усилия партий смещаются в этом направлении. Но сказать, что это качественные изменения, как это было, например, с предвыборной кампанией Обамы 2008 года в США, когда он фактически главную часть своей кампании провел в Сети, пока нельзя.

Я думаю, эта тенденция более ярко проявится в следующей кампании, когда контроль над интернет-пространством действительно будет фактически обеспечивать контроль общественного мнения.

— Можно ли говорить о том, что технологии информационного воздействия приобрели большее значение, чем, например, так называемые полевые?

— Цель всех технологий всегда одна — донести нужную партии или кандидату информацию до избирателя. А дальше надо смотреть на методы и их эффективность. 60 % российских граждан никогда не были в Интернете, и самые изощренные способы работы с блогами, сайтами не возымеют никакого действия на эти 60 %, в работе с ними более эффективны полевые технологии. То есть у полевых и интернет-технологий разная целевая аудитория, разные способы коммуникации с ней. Информационные и полевые технологии нельзя противопоставлять, они дополняют друг друга. Хотя, например, целевая аудитория телевидения, в отличие от Интернета, примерно та же, что у полевых технологий.

Расходы не уменьшились

— В условиях общей предопределенности политического процесса продолжают ли партии считать предвыборные технологии важными для себя?

— В 1990-е годы главными и практически равноценными факторами успеха на выборах были личность кандидата (33,3 %), команда политтехнологов и консультантов (еще 33,3 %), еще на одну треть успех кампании определял финансовый ресурс. В 2000-х годах появился четвертый фактор, который сейчас имеет «контрольный пакет акций», — это административный ресурс. Я оцениваю его вес в 51 % успеха партийного кандидата или партии на выборах. Оставшиеся 49 % распределены между первыми тремя факторами. Главным политтехнологом сейчас является действующая власть, которая использует админресурс в своих тонких или не очень тонких методах ведения кампании.

— Этот «главный политтехнолог» воздействует на способы ведения кампаний, применяемые другими партиями?

— Да, конечно. Люди, работающие с партией власти, используют практически неограниченный набор технологий за счет административного ресурса. Есть электоральные политические технологии, направленные на избирателей. А есть неэлекторальные — направленные на использование административного ресурса, т. е. на лиц во главе той или иной властной структуры, на тех, кто принимает решения. Вес неэлекторальных технологий значительно возрос и практически сравнялся с весом электоральных.

— Расходы партий на электоральные технологии в связи с этим изменились?

— Они практически не уменьшились. Объем ресурсов, необходимый для их реализации, остался примерно на прежнем уровне. Дело в том, что участники выборов не заинтересованы в уменьшении расходов. Другое дело, что основная часть этих ресурсов ушла со свободного рынка и распределяется сейчас в основном внутри партийных структур.

— Оппозиционные партии стали применять какие-то новые «фишки» в электоральных технологиях?

— Пока я этого не вижу. Новых каналов доставки, кроме Интернета, не появилось. Хотя вот, например, в Санкт-Петербурге молодые люди провели достаточно остроумную акцию: вышли с плакатами «Долой самодержавие». Их задержали за нарушение общественного порядка. Такого рода остроумные вещи появляются периодически, но чего-то принципиально нового нет.

Манипуляции везде

— Продолжают ли российские политтехнологи заимствовать опыт своих западных коллег?

— Заимствований явных нет, их, может быть, и раньше было не особенно много. Я хорошо знаю консультантов, работающих на международном рынке.

С точки зрения технологий ничего революционно нового, кроме интернет-технологий, в Европе и США не появилось.

Но там другая политическая культура, борьба идет на более сложном уровне. Если партия предлагает тем или иным способом решить какую-то конкретную проблему, то она ее, как правило, решает. Иначе за нее потом просто не будут голосовать. В российской же политической риторике по-прежнему высок уровень популизма, многие партии могут говорить о чем угодно и как угодно совершенно безответственно, потому что понимают, что не будут привлечены избирателями к ответственности за ложные обещания.

— Можно ли сказать, что политтехнологии стали более грязными?

— На мой взгляд, нет более грязных технологий, чем те, которые появляются вследствие использования административного ресурса.

Сам же термин «грязные технологии» скорее из области этических категорий. Что лучше: «грязные технологии», в использовании которых обвиняют партию или кандидата, или «чистый» административный ресурс, когда кандидата «чисто» снимают с выборов, или заводят против него уголовное дело без нарушения буквы закона, или «чисто» и по закону увольняют с работы?

Понятие «грязные технологии» ввели в лексикон политики, находящиеся у власти, используя его для определения того, что они не хотят читать о себе в СМИ и Интернете: например, описание их неподобающего поведения или их счетов и траты денег за границей. Часто этот термин применяется именно в таком контексте. Если во время выборной кампании о тебе сообщается ложная информация, то в соответствии с Уголовным кодексом РФ ты можешь привлечь к ответственности за ложь и клевету. А если это не ложь, а тебе просто неприятно это читать, то это другой вопрос: собираясь в политику, будь готов к тому, что люди захотят знать о тебе все, в том числе и о твоей недвижимости за границей.

— Можно ли оценивать степень нечистоплотности технологий с точки зрения манипулирования сознанием избирателей и того, является ли распространяемая информация лживой?

— Ложь есть ложь, это уголовное преступление, за клевету нужно привлекать к ответственности. Но любая избирательная кампания — это в той или иной степени манипуляция мнением граждан, и особенно манипулируют сознанием людей именно те, кто уверяет, что этим не занимается. Манипуляциями занимаются все и всегда. Все остальное — интерпретации, используемые партиями, чтобы хорошо выглядеть в глазах избирателей. Мне очень весело всегда слушать уверения в духе «мы не занимаемся манипуляциями», потому что это неправда.

— Бизнес — традиционно активный участник избирательных кампаний. Изменились ли как-то, на ваш взгляд, условия участия предпринимателей в выборном процессе?

— Бизнесу стало сложнее помогать оппозиционным партиям, риски предпринимателей возросли, так как «Единая Россия» наращивает возможности контроля над этой сферой. С другой стороны, все более притягательным для бизнеса становится участие в политике на стороне «партии власти»: если ты каким-то чудом оказался в списках «ЕР», тебе это обеспечивает протекцию в ведении дел. Это главное отличие. То есть стало более опасно работать с оппозицией и более прибыльно — с «Единой Россией».

Источник

 

Издания


Подписка на обновления

Обновления по email

мы в социальных сетях



Новости

Игорь Минтусов о выборах и демократии в России

Игорь Минтусов_Право голоса

Глава «Никколо М» Игорь Минтусов в качестве эксперта принял участие в программе «Право голоса» на телеканале ТВЦ. Очередной выпуск программы прошел под названием «Выбор сделан». В его рамках эксперты обсудили особенности выборов в России, демократичность …

Игорь Минтусов о XX съезде КПСС: «Политика — не только борьба за власть, это надстройка, за которой стоят глубокие социальные процессы»

Игорь Минтусов_Вечерняя Москва

Глава «Никколо М» Игорь Минтусов стал участником круглого стола на тему «Великий век. ХХ съезд: прощание с прошлым или схватка за власть» в студии «Вечерней Москвы». В рамках круглого стола эксперты обсудили значимость и последствия ХХ …

Игорь Минтусов о муниципальных выборах в России

Игорь Минтусов_ПравДа

Глава «Никколо М» Игорь Минтусов принял участие в программе «Прав!Да?» на тему «Муниципальные выборы в России — кого и зачем мы выбираем?» Участники программы обсудили повестку муниципальных выборов, их особенности, наличие интриги, проблемы избирателей и другие …

Игорь Минтусов о цензуре

Игорь Минтусов

Глава «Никколо М» принял участие в ток-шоу Владимира Соловьева «Поединок», посвященном современному искусству. В ходе дискуссии о цензуре в искусстве, как политической, так и против «пошлости», Игорь Минтусов затронул вопрос о цензуре в советское время. Была …

Игорь Минтусов о «влиянии» США на выборы 2018 года в России

Игорь Минтусов_Право голоса

Глава «Никколо М» Игорь Минтусов принял участие в программе «Право голоса», посвященной взаимоотношениям России и США. Участники программы поделились своими мнениями о том, «надеждой» или «угрозой» является Трамп для России. Игорь Минтусов выразил сомнение, что американцы будут …

Игорь Минтусов о выборности мэров Подмосковья

Игорь Минтусов

Глава «Никколо М» поделился с «Региональными комментариями» мнением об инициативе проведения референдума о выборности мэров Подмосковья. Игорь Минтусов отметил: «Шансы инициаторов в очень большой степени определяются исполнительной властью, то есть если исполнительная власть не будет де-юре …

На шаг впереди! На шаг впереди!