Главная » Комментарии » Текущая запись:

Краткая история российского политического консалтинга в интервью главы «Никколо М» порталу IABC/Russia

29 Январь, 2013 Комментарии


Грядет ли новый расцвет рынка политконсатинга с возвращением выборов губернаторов? Как сделать лучшую в России кафедру политического PR? Зачем пиарщикам участвовать в профессиональны конкурсах? Все это — в интервью главы «Никколо М» и члена экспертного совета IABC/Russia Игоря Минтусова в большом интервью для портала ассоциации.

- Игорь Евгеньевич, в начале вашего профессионального пути вы работали в научно-исследовательском центре при Советской социологической ассоциации. Скажите, пожалуйста, какие факторы повлияли на столь кардинальную смену профессии?

- Это была не совсем кардинальная смена профессии, а, скорее, логичный переход в профессию. Что я имею в виду? Я с большим удовольствием и интересом работал во время последней фазы перестройки в научно-исследовательском центре при Советской социологической ассоциации. Мне в то время казалось очень важным давать власти обратную связь от общества.

Хочу напомнить, что во второй половине 80-х в Советском Союзе опросов общественного мнения на общественно-политические темы как жанра просто не было. Коммунистическая партия исходила из того, что она прекрасно и без опросов общественного мнения знает нужды и чаяния населения.

А опросами общественного мнения, говорила советская пропаганда занимаются только в буржуазных странах для манипуляции общественным мнением. Чтобы разрушить этот очень удобный для советской власти миф и стереотип, я стал фактически первым (используя свое служебное положение сотрудника Советской социологической ассоциации), кто стал проводить в СССР опросы общественного мнения на острые социально-политические темы, демонстрируя власти, что люди думают не так, как коммунистическая партия пишет в газетах, говорит на своих пленумах и на съездах. В этом смысле изучение общественного мнения — это фактически построение обратной связи между обществом, с одной стороны, и властью — с другой стороны. В 1989 году состоялись первые выборы в Верховный Совет СССР, в 1990 году – выборы в Верховный Совет РСФСР, в 1991 году выборы первого президента России, в ходе которых построение обратной связи явилось ключевым содержательным элементом работы специалистов по связям с общественностью.

О том, что наша компания и я в частности занимаюсь именно связями с общественностью, я с удивлением узнал лишь в 1997 году, когда мне позвонили знакомые журналисты и сказали: «Игорь, знаешь, что сейчас проводился первый рейтинг российских пиар-агентств и компания “Никколо М” оказалась первой в этом рейтинге российских пиар-агентств?» У меня это вызвало тогда очень большое удивление. «Мы что — пиар-агентство?», — подумал я в 1997 году. Мне всегда казалось, что мы занимаемся чем-то другим…

- Какие основные направления развития политконсалтинга наблюдались в России за последние 20–25 лет?

- Если очень схематично, то я бы разделил историю политического консалтинга на три этапа.

Первый этап — это 1989–1996 годы. Второй этап — это 1996–2003 годы. Третий— с 2004 года по декабрь 2011 года. Сейчас, возможно, начинается новый этап.

Во время первого этапа политическое консультирование, политический пиар только зарождался, прошли первые многочисленные выборы разных уровней. Специалистов было очень мало, они были как такие диковинные звери, некоторые бабушки в глубинке называли имиджмейкеров «жмейкерами».

Второй этап (1996–2003) начался с феерической, неожиданной для очень многих победы Бориса Николаевича Ельцина на выборах.

Второй этап я бы назвал золотым веком политического пиара, когда и власти, и общество неожиданно увидели и осознали, что специалисты в области политических коммуникаций могут совершать пусть не чудеса, но достаточно потрясающие, эффектные политические кампании; когда с помощью политтехнологов, если говорить простонародной пословицей, люди попадали «из грязи в князи». Никому не известный человек с помощью удачно проведенной кампании становился губернатором известного большого региона, и долгие годы, кстати, им оставался.

Например, Дарькин, губернатор Приморского края, который был избран как раз исключительно с помощью политических технологий.

Третий этап: 2004 год — декабрь 2011 г. С приходом нового президента при его первом пришествии власть реально окрепла (я имею в виду первый срок Владимира Владимировича Путина). Власть захотела резко уменьшить влияние такого достаточно непредсказуемого фактора, как не очень известные политики плюс политические консультанты, которые этих новых политиков активно продвигали в федеральную политическую элиту за счет механизма выборов с помощью тех либо иных манипуляций общественным мнением. Тогда власть фактически стала выстраивать так называемую «вертикаль власти». Во-первых, существенно уменьшилось количество выборов: были отменены выборы губернаторов, упразднены выборы в Совет Федерации. Мало кто об этом помнит: в Совет Федерации во второй половине 90-х годов люди выбирались, а не назначались, как сейчас. После 2003 года были отменены одномандатные округа по выборам в Государственную думу. Во-вторых, резко увеличилась роль избирательных комиссий и местных судебных органов, которые отсекали нежелательных кандидатов для власти еще на этапе регистрации. Каналов связи между обществом и властью становилось все меньше и меньше, и вокруг каждого канала становилось все больше и больше людей, которые контролировали процесс прохода по этим каналам кандидатов на тот или иной пост.

«Административный ресурс» фактически получил контрольный пакет акций и определял, кто из кандидатов будет выдвигаться на выборах. А дальше избирательные комиссии фактически стали заниматься прямыми фальсификациями выборов при попустительстве судебных органов, которые просто закрывали глаза на то, что исполнительная власть манипулирует и воздействует на избирательную комиссию, которую сама же исполнительная власть и назначала. Вот таким образом эта система круговой поруки на выборах и создалась: исполнительная власть, участковые избирательные комиссии, судебная власть.

После декабря 2011 года, когда начались массовые выступления на улицах, в первую очередь в Москве и Санкт-Петербурге, в знак протеста против совершенно циничных фальсификаций, которые были на выборах 4 декабря, власть немного начинает менять политику. Я бы так ее охарактеризовал: «два шага назад – шаг вперед». То есть два шага назад было сделано между 2004–2011 годами включительно. А сейчас один шаг вперед делается. Это, конечно, лучше, чем то, что было еще год назад, но до того уровня выборной демократии, которая была в России в 1990-2003 гг. – нам пока далековато…

- В связи с возвращением губернаторских выборов можно ли говорить о расцвете рынка политконсалтинга?

- Ответ: конечно, нет. Вообще, рынок, не только в политическом консультировании, где угодно, не создается по мановению волшебной палочки. Хочу привести вам пример.

Разговор одного из крупных российских предпринимателей с одним из серьезных руководителей в Дагестане. Серьезный руководитель говорит предпринимателю, потенциальному инвестору: «Слушай, давай, приходи к нам, у тебя же есть знакомые, друзья, инвесторы, деньги давай вкладывай в Дагестан. Смотри, здесь хорошие условия, стабильная власть». И предприниматель говорит: «Обожди, у вас же вроде бы все контролируется: вот это контролируется тем человеком, это — другим?». На что этот руководитель говорит: «Кто? Вот этот? Да мы ему скажем, пусть только попробует нос сунуть. Вот тот? Не беспокойся. Считай, что этим бизнесом он уже не занимается. И вообще, если что, сразу ко мне обращайся напрямую».

Вот такой конкретный разговор. У предпринимателя почему-то не появилось большого желания приходить на рынок Дагестана…

Рынок нельзя создавать искуственно. Выборы губернаторов появились, да. В 2012 году их было всего пять, но только фактически двое выборов с оговорками можно считать конкурентными. Остальные трое выборов, я говорю объективно, были неконкурентными не потому, что не было других кандидатов, а потому что фактически процедура по выдвижению была такая, что чисто теоретически кандидаты, которые не представляли какой-то партии, а просто хотели выдвинуться, не смогли бы зарегистрироваться. Вокруг выборных кампаний существует еще очень много ограничений. В 2012 году, как я сказал, было пять выборов, в следующем году будет семь-восемь. Это движение в правильном направлении, но это специфический рынок, и он еще пока маловат.

- Какое влияние на политический пиар оказывает развитие современных технологий — интернета, социальных сетей, блогов?

- Я не буду оригинальным, когда скажу, что в первую очередь на политический пиар оказывает влияние развитие социальных сетей. Как и в бизнес-пиаре, коммуникации через социальные сети становятся все более и более эффективными.

К социальным сетям, с одной стороны, больше доверия. С другой стороны, социальные сети можно таргетировать, то есть по ним вычленять совершенно конкретные целевые группы с большим количеством характеристик. Потому что раньше какие традиционные социальные группы существовали? Пол, возраст, образование, место работы, доход, место жительства — вот, пожалуй, и весь набор. Но у каждого из нас есть определенные зоны интересов. Люди в социальных сетях скучковались по группам. Имея к ним технологический доступ, можно гораздо более эффективно вести целевую выборную кампанию по направлению к этим целевым группам.

- Пожалуй, главная особенность — это развитие и рост влияния социальных сетей на принятие решений. То есть на меня, например, влияние оказывает тысяча моих друзей в «Фейсбуке», с кем я так или иначе как-то поддерживаю контакт. Я стараюсь не пускать в свою социальную сеть незнакомых людей. Этим людям я буду в большей степени верить, чем тому, что пишут о тех или иных событиях в нейтральных СМИ неизвестные мне журналисты.

- Можно ли вообще сейчас говорить о росте политической активности россиян? И какие факторы, по вашему мнению, влияют на уровень вовлеченности населения в политические процессы?

- Да, говорить об этом можно. Но я бы сказал, что надо отдавать себе отчет в том, что российское общество неоднородное. Существует целый ряд социальных групп.

Мне запомнились цифры опроса общественного мнения, который проводил в сентябре 2012 года «Левада-Центр», о том, как жители нашей страны относятся к приговору по делу Pussy Riot. Вопрос задавался следующим образом: «Как вы считаете, два года колонии, которые получили участницы группы “Пуси Райт” за свою акцию в Храме Христа Спасителя, это наказание…» (и дальше было три варианта ответа) первое — «адекватное»; второй вариант ответа — «чрезмерное»; третий вариант ответа — «недостаточное» наказание.

Так вот, опрошенные разделились на три категории. Тех, кто считали, что наказание адекватное (повторяю, на репрезентативной выборке в России), таких оказалось 35 %. Тех, кто считали, что это наказание недостаточное, их оказалось 42 %. А тех, кто счел, что наказание было чрезмерным, оказалось 14 %. Поэтому так: 14%, 35 % и 42 % — три разных группы. И здесь очень сложно говорить в целом об их политической активности. Можно, конечно, мерить среднюю температуру по больнице, но это неинтересно для исследователей. Поэтому, с одной стороны, политическая активность растет, но она растет только у части населения, которые хотят занимать социально активную позицию, отвечать за то, что происходит у нас в стране. А этих людей — их максимум, верхний потолок, порядка 30–35 % сейчас.

50–60 %— они не хотят отвечать за то, что происходит в стране, и они это готовы делегировать власти. «Вот вы хотите, чтобы мы вас (власть) избрали? За кого вы хотите, чтобы проголосовали? Вот за этого? За этого? Хорошо. Я проголосую. Но! Не приставайте ко мне больше, не лезте в мою жизнь.

Вы мне платите заработную плату, если я работаю в бюджетной организации, — и платите дальше. Я готов с вами (властью) заключить договор: я голосую за вашего представителя, а вы мне платите заработную плату и улучшаете условия моей жизни.» Вот так думают 55–60 % населения в России.

- В этом году Вы возглавили кафедру связей с общественностью в политике в СПбГУ. Чем вы руководствовались, принимая это решение?

- Первое — Макаренко во мне спал давно. Потребность в сеянии разумного, доброго, а также вечного у меня была и раньше. Предложение возглавить кафедру по связям с общественностью в политике государственных органов легло, в общем-то, на подготовленную почву.

Я подумал, что если не ваш покорный слуга, то кто тогда будет возглавлять кафедру с таким названием? В известном смысле она первая в России. То есть, кафедр по связям с общественностью очень много в стране. Эта отрасль развивается последние 15 лет, на данный момент существует, по-моему, 120 вузов в стране, где есть кафедра по связям с общественностью. Она чуть по-разному может называться, но 120 вузов страны готовят этих специалистов. А вот кафедры по связям с общественностью в политике — таких кафедр нет.

Поэтому я понял, что это, с одной стороны, необходимость — ее возглавить.

И, с другой стороны, для меня это хороший повод учиться. Парадоксальная ситуация. Я как заведующий кафедрой говорю о том, что я стал заведующим кафедрой, чтобы учиться. Почему? Потому что, первое — когда ты должен вести занятия со студентами, ты должен к ним готовиться. Ты должен сам прочитать литературу. Познакомиться с работой коллег. Ты не можешь рассказывать только то, что ты знаешь из своего личного опыта. Рассказ о личном опыте — формат мастер-класса, с которым я регулярно выступал, когда ты только про себя, любимого, рассказываешь и про свой опыт работы. Это хорошо. Но надо рассказывать и про опыт других.

Второе, есть потребность обобщения и осмысливания тех разрозненных знаний, которые в данной сфере (сейчас мы говорим о связях с общественностью в политике) существуют. Поэтому если ты не заведующий кафедрой, то мне себе сложно представить: вот я прихожу на работу утром и начинаю читать книги по связям с общественностью в политике, в то время как у меня есть конкретные клиенты, которые звонят и хотят встретиться. А тут такой хороший повод почитать умные книжки. Поэтому я надеюсь, что получу в ближайшее время сам дополнительное образование в этой области, прочитав книги , до которых вряд ли бы у меня добрались руки, если бы я не возглавил кафедру.

- Вы ведете какие-то предметы?

- Я веду творческие мастерские. На этом этапе я старюсь избежать ведения каких-то курсов по двум причинам. Первая причина — все-таки кафедра находится в Санкт-Петербургском Государственном университете, а я живу в Москве, с одной стороны. С другой стороны, я понимаю, какая это большая работа —создать и читать определенный курс студентам. Я вижу свою задачу чуть в другом: сделать эту кафедру самой сильной, лучшей в стране, что, на мой взгляд, не очень сложно, поскольку кафедра с такой специализацией одна и ей не с кем конкурировать. Я пытаюсь ориентироваться на международные аналогичные учебные заведения, которых тоже не очень много в мире, чтобы эта кафедра соответствовала международным стандартам. В этом я вижу свою задачу. Найти, подобрать преподавателей, которые, соответственно, обладают определенными компетенциями, и выстроить курс, выстроить структуру курса и так далее. Вот в чем я вижу свой скромный вклад на этом новом месте работы.

- Давайте перейдем к деятельности IABC. В прошлом году у нас прошел первый экзамен на соискание профессиональной сертификации AccreditationinBusinessCommunications. Что вы думаете о существующих программах сертификации для уже состоявшихся специалистов по связям с общественностью?

Из существующих программ сертификации я знаю только одну, ровно ту, которую вы назвали, — ABC. Я ее очень высоко оцениваю, считаю, что это очень хорошая и важная программа для тех специалистов, которые хотят, пытаются понять, каким должен быть уровень стандарта подготовки специалистов в этой области. Соответственно, вот эта сертификация — для них хороший профессиональный вызов. Поэтому я ее очень высоко оцениваю и считаю очень важным то, что ее очень многие пытались пройти для того, чтобы понять, какие у них слабые места и что, где им надо улучшать свои компетенции.

- В течение нескольких лет вы входили в состав членов жюри премии GoldQuill. Какие возможности дает участие в данном конкурсе?

- Участник этого конкурса в очень концентрированном виде получает навыки и представления о требованиях, которые предъявляются к его работе. В данном случае для специалистов в области пиар результат работы традиционно принято называть проектом. Эксперты, которые сидят в жюри и оценивают проекты, имеют очень хорошее представление о требованиях, предъявляемых заказчиком к этим проектам. Поэтому чем ты сам лучше понимаешь эти требования, тем более качественный проект ты делаешь и получаешь более высокие оценки. Поэтому фактически этот конкурс — экзамен на профпригодность в каком-то смысле слова.

Проиллюстрирую эту мысль маленьким примером.

Если перед тобой стоят три задачи, которые ты должен решить в ходе проекта, то и проектных результатов должно быть тоже три. Не пять, не десять, не один, не два, а три. Вот были три задачи — у нас получилось шесть результатов, три из которых имеют отношение к трем задачам, а три — просто получились хорошие, интересные результаты. Соответственно, авторы проекта описывают шесть результатов. Не помешают, мол, три дополнительных результата к трем задачам, которые ты так решил. А это на самом деле непрофессионально. Перед тобой ставятся именно три задачи, которые ты должен решить. А что ты решаешь по ходу дела еще десять задач, это ни заказчика, ни членов жюри не интересует. Вот это одна из таких типичных, типовых ошибок, которые делают исполнители проектов.

- Последний вопрос. Вы являетесь членом IABC. Что вам дает членство в Ассоциации?

- Первое — мне это дает возможность регулярных встреч со своими коллегами-профессионалами. Причем я хотел бы подчеркнуть здесь, что, соответственно, в отличие от АКОС, членами которого являются компании, членами IABC являются профессионалы. Даже если свести деятельность IABC, я имею в виду российское его отделение, только к подготовке российских участников к конкурсу Gold Quill, только эта деятельность уже бы, на мой взгляд, оправдала существование IABC.

У IABC, помимо того что она проявляет такие выдающиеся усилия для того, чтобы поднять стандарты профессии, еще существует целый ряд проектов, которые она делает. IABC возглавляли и возглавляют очень неординарные люди, которые являются сами по себе авторитетными людьми в мире PR. Всем известно, что привнес IABC в русскую почву Виталий Расницын около 10 лет назад. Ну и потом выдающийся вклад в развитие IABC в России сделал Андрей Лапшов, который поднял работу Ассоциации на качественно новый уровень. Сейчас за дело взялся очень эффективно и энергично новый президент IABC Наталия Мандрова. Я как член российского пр-сообщества очень рад, что такие люди вносят свой вклад в развитие IABC Russia.

Источник

Издания


Подписка на обновления

Обновления по email

мы в социальных сетях



Новости

Игорь Минтусов о выборах и демократии в России

Игорь Минтусов_Право голоса

Глава «Никколо М» Игорь Минтусов в качестве эксперта принял участие в программе «Право голоса» на телеканале ТВЦ. Очередной выпуск программы прошел под названием «Выбор сделан». В его рамках эксперты обсудили особенности выборов в России, демократичность …

Игорь Минтусов о XX съезде КПСС: «Политика — не только борьба за власть, это надстройка, за которой стоят глубокие социальные процессы»

Игорь Минтусов_Вечерняя Москва

Глава «Никколо М» Игорь Минтусов стал участником круглого стола на тему «Великий век. ХХ съезд: прощание с прошлым или схватка за власть» в студии «Вечерней Москвы». В рамках круглого стола эксперты обсудили значимость и последствия ХХ …

Игорь Минтусов о муниципальных выборах в России

Игорь Минтусов_ПравДа

Глава «Никколо М» Игорь Минтусов принял участие в программе «Прав!Да?» на тему «Муниципальные выборы в России — кого и зачем мы выбираем?» Участники программы обсудили повестку муниципальных выборов, их особенности, наличие интриги, проблемы избирателей и другие …

Игорь Минтусов о цензуре

Игорь Минтусов

Глава «Никколо М» принял участие в ток-шоу Владимира Соловьева «Поединок», посвященном современному искусству. В ходе дискуссии о цензуре в искусстве, как политической, так и против «пошлости», Игорь Минтусов затронул вопрос о цензуре в советское время. Была …

Игорь Минтусов о «влиянии» США на выборы 2018 года в России

Игорь Минтусов_Право голоса

Глава «Никколо М» Игорь Минтусов принял участие в программе «Право голоса», посвященной взаимоотношениям России и США. Участники программы поделились своими мнениями о том, «надеждой» или «угрозой» является Трамп для России. Игорь Минтусов выразил сомнение, что американцы будут …

Игорь Минтусов о выборности мэров Подмосковья

Игорь Минтусов

Глава «Никколо М» поделился с «Региональными комментариями» мнением об инициативе проведения референдума о выборности мэров Подмосковья. Игорь Минтусов отметил: «Шансы инициаторов в очень большой степени определяются исполнительной властью, то есть если исполнительная власть не будет де-юре …

На шаг впереди! На шаг впереди!