Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Записи опубликованы в категории “Блоги”

Блог Игоря Минтусова: Независимые наблюдатели на выборах как потенциальные враги российской государственности

Институт наблюдателей на выборах, если исходить из здравого смысла, должен относиться к институтам гражданского общества, независимым от государства. Но авторитарное государство стремится национализировать гражданские инициативы для получения полного контроля над процедурой подсчета голосов и минимизации рисков от деятельности независимых гражданских наблюдателей. Вот и памятка наблюдателя, разработанная ЦИК РФ, говорит о том, что наблюдатель — «гражданин Российской Федерации, уполномоченный осуществлять наблюдение за проведением голосования». Уполномочить гражданина могут партии, одномандатники и общественные палаты, количество самих уполномоченных на наблюдение граждан регулируется ЦИКом. Но сам гражданин без «уполномачивания» его государственным или общественным институтом не может стать наблюдателем за процедурой подсчета голосов.

Аргументы сторонников полной «национализации» процедуры контроля за подсчетом голосов на выборах в России (читай: «упразднения» института независимых наблюдателей) сводятся к следующим:

  • это необходимо для обеспечения безопасности на УИК (чем больше наблюдателей, тем больше может быть провокаций);
  • незачем тратить «миллиард на любопытство диванных наблюдателей» (цитата руководителя ЦИК РФ);
  • сначала «независимым» наблюдателям нужно обучиться, а потом идти наблюдать.

Неделю назад Российский центр обучения избирательным технологиям при ЦИК РФ опубликовал видеоурок, в котором даются инструкции членам УИК, как бороться с потенциальным противником российской государственности — независимыми наблюдателями — в дни голосования. Независимые наблюдатели представлены в ролике как сторона, которая непременно будет провоцировать членов УИК через видеосъемку, подачу жалоб или попытки физического задержания фальсификаторов на избирательных участках.

В связи с этим возникают вопросы. Действительно ли поток наблюдателей-добровольцев может стать таким большим, что полиция, присутствующая на УИК, не сможет справиться? Как много прецедентов провокаций было (будет) со стороны наблюдателей? Чем грозит общественной безопасности предоставление всем желающим гражданам России права видеонаблюдения за ходом голосования, как это было в 2018 году во время президентских выборов? Или есть что скрывать от граждан России 17-19 сентября 2021 года?

Создается впечатление, что за надуманными угрозами со стороны независимых наблюдателей стоит настойчивая потребность государства максимально ограничить контроль за процедурой подсчета голосов со стороны граждан. Почему избиратель, проявивший интерес к политике, не может непосредственно реализовать свое право на наблюдение за выборами, тем более что видеонаблюдение это позволяет делать? Вместо этого он должен идти в партию или общественную палату, чтобы получить такое «право на наблюдение». Почему члены УИК должны смотреть на наблюдателя в первую очередь как на потенциального провокатора (этому же учит упомянутый учебный фильм ЦИК)?

Полагаю, что власть не совсем уверена в благоприятном для нее исходе выборов с точки зрения поставленных ею перед собой целей. Отказ от всеобщего доступа к видеонаблюдению, ограничение количества наблюдателей и признание общественного движения независимых наблюдателей «Голос» иноагентом — тому подтверждение.

Для справки: В Германии, во Франции каждый гражданин может наблюдать за процессом голосования и принимать лично (!) непосредственное участие в подсчете голосов без какой-либо регистрации.

В России сегодня институт общественных наблюдателей — искусственно создающийся государством общественный институт, в большинстве случаев   имитирующий контроль за подсчетом голосов на выборах. Независимые наблюдатели, которые хотят объективно контролировать процедуру подсчета голосов на выборах, маркируются как потенциальные провокаторы либо иноагенты.

Блог Игоря Минтусова: Цена голоса, или электоральный популизм

На встрече с активом «Единой России» 22 августа президент Владимир Путин заявил о необходимости выплатить пенсионерам и военным по 10 и 15 тысяч рублей соответственно.

Задуманный эффект государственного решения сработал моментально. Уже 23 августа запрос «Выплаты пенсионерам» находился на втором месте по популярности в России после запроса о коронавирусе (по данным поисковика Google).

Вопросом выплат нуждающимся президент поручил заняться сразу же после окончания выборов. Посыл избирателю достаточно прост и точен: необходимо проголосовать за «Единую Россию», чтобы, сформировав большинство в новой Думе, она осуществила обещанные президентом выплаты.

Само предложение показывает, что президент понимает состояние рейтинга партии. Без дополнительного материального стимулирования целевых электоральных аудиторий пенсионеров и военных необходимый результат «Единой Россией» вряд ли будет достигнут.

На данный момент у «партии власти» есть сформулированная ранее Сергеем Кириенко цель «45 на 45», в соответствии с которой она планирует достичь минимум 45% явки и 45 % мест в Госдуме. Однако даже 45 % — труднодостижимая цифра. Впервые за всю свою историю «Единая Россия» демонстрирует в ходе избирательной гонки столь низкие показатели, которые показывают опросы общественного мнения. Именно поэтому цена приближения рейтинга партии к минимально необходимому уровню была определена в 0,5 триллиона рублей (объем обещанных выплат пенсионерам и военным). Но и ставки на будущий состав ГД высоки.

Восьмой созыв нижней палаты парламента будет очень важным и ответственным. Депутатам предстоит легитимизировать транзит власти 2024 года, обеспечить его гладкое протекание в заданном формате. С медленным и неуклонным падением доверия избирателей к правящей партии эта задача будет становиться все сложнее.

Именно поэтому новая Дума должна быть не менее монолитной, чем нынешняя, и политически малоплюралистичной. Мы видим, что план по недопущению на старт выборной кампании «мешающих» этому кандидатов перевыполнен ЦИКом с запасом. Теперь идет второй этап — усиление мотивации потенциальных сторонников партии прийти на выборы и «правильно» проголосовать.

Приведет ли подобное вложение дополнительных средств к ожидаемому результату? Ответ неоднозначен. По мнению ряда политтехнологов, пенсионеры и военные, получив по 10 и 15 тысяч, должны получить дополнительный стимул для голосования. С другой стороны, у населения еще свежа память о пенсионной реформе и невпечатляющей поддержке населения властями во время пандемии.

В целом, подобные популистские решения во время избирательных кампаний характерны для авторитарных режимов. С одной стороны, политические лидеры перекрывают каналы обратной связи, маргинализируют несистемную оппозицию и вытесняют оппозиционные СМИ из общественного дискурса. С другой стороны, при отсутствии эффективных каналов обратной связи власти все чаще приходится действовать на ощупь.

Не зная, что предложить избирателю, кроме гарантированной стабильности (читай — стагнации), власть достает свой предпоследний электоральный козырь в виде единоразовых выплат избирателям, которые гарантируются словом президента. Нарушения выборного законодательства в этом обещании нет. Это — один из видов обычного электорального популизма, не более. Все как всегда. Или нет?

Блог Игоря Минтусова: «Достойное общество» — это про что?

В 1996 году израильский политолог А. Маргалит написал книгу «Достойное общество», которую в 2021 году перевели на русский язык. Автор вводит новый концепт «достойное общество», который определяет как общество, члены которого не подвергаются унижению со стороны социальных (общественных или государственных) институтов этого общества. В достойном обществе институты не унижают людей. Наоборот, достойным обществом является общество, которое посредством своих институтов оказывает уважение людям.

Что является гарантией человеческого достоинства (уважения) в современном обществе? Права человека. А что можно сказать об обществе, которое уважает права человека, но не уважает гражданские права? Общество, в котором права человека не нарушаются, а его гражданские права нарушаются, нельзя назвать достойным, по мнению А. Маргалита (парадокс), так как институты общества могут унижать своих членов в гражданском статусе, не нарушая при этом прав человека. Примером гражданского права, которое не относится к правам человека, является, в частности, избирательное право.

Анализируя приближающиеся сентябрьские выборы в России, приходишь к выводу, что российское общество нельзя назвать достойным. Институт общества — в нашем случае ЦИК РФ — унижает членов общества, нарушая их гражданские права в части избирательного права.

Почему речь идет именно о ЦИКе? Потому что в сентябре выборы в ГД. Унизительно для граждан читать некоторые решения и их обоснования, которые в последние несколько месяцев принял и принимает Центризбирком и которые привели к лишению большой группы российских политиков пассивного избирательного права. Также унизительно для всех граждан, обладающих активным избирательным правом, узнавать, что указанный социальный институт лишил их права наблюдения за выборами с оскорбительной аргументацией, а именно: «диванные наблюдатели», «уйдет дополнительный миллиард рублей». И эти аргументы приводит не кто-нибудь, а руководитель данного социального института! Цифра второго аргумента, как мы уже отмечали (https://t.me/kremlebezBashennik/23497), является ложью.

Является ли ЦИК РФ единственным социальным институтом в России, который унижает своих граждан как институт? Конечно, нет. Любой человек может проанализировать свой социальный опыт и составить собственный список социальных институтов, которые его унижают в повседневной жизни. Подобного рода список всегда будет субъективным, так как чувства человека субъективны всегда. Но я думаю, что в России существует целый ряд социальных институтов, системные решения которых унижают граждан и травмируют их чувство собственного достоинства. Это не позволяет, на мой взгляд, называть российское общество достойным, если следовать терминологии А. Маргалита (стояние в очередях или дефицит билетов в театр в подобный список не входят).

Блог Игоря Минтусова: Кто делегитимирует сентябрьские выборы в Госдуму

9 августа Сергей Лавров заявил, что страны Запада «хотят подготовить почву для того, чтобы попытаться подвергнуть сомнению результаты наших выборов». Как глава МИД Лавров постоянно предупреждает страну об иностранном вмешательстве. Мы понимаем беспокойство министра, однако гораздо эффективнее Запада с задачей делегитимации сентябрьских выборов справляется ЦИК РФ.

Работа по делегитимации выборов началась еще за год, но в активную фазу вступила буквально два месяца назад. Для этого были предприняты и продолжают предприниматься шаги по двум направлениям:

1. Недопущение кандидатов несистемной оппозиции до выборов.

Для этого, во-первых, принят целый ряд законов: о нежелательных организациях, об экстремистских организациях, под действие которых попали практически все легальные структуры несистемной политической оппозиции и связанные с ними прямо или косвенно физические лица. Во-вторых, нежелательных для власти кандидатов от несистемной оппозиции не регистрируют по хорошо отработанным технологиям прошлых лет. Так, судом отменены регистрации Павла Грудинина, Льва Шлосберга. Другие кандидаты, такие как Гудков и Соболь, были вынуждены уехать из страны. В целом формы отсева несистемных кандидатов ужесточились. Если на прошлых выборах недопуск обосновывали в основном проблемами с недействительными подписями, то в этом году значительно активнее в ход идут уголовные дела. Юлия Галямина, Николай Платошкин, Константин Янкаускас получили угрозу заведения на них уголовного дела или реальный приговор.

2. Усложнение контроля за ходом голосования со стороны как граждан, так и иностранных наблюдателей.

В частности, ЦИК внес ряд изменений в процесс голосования и наблюдения за ним. Растягивание процесса до трех дней, свободное надомное голосование, отмена доступа рядовых избирателей к трансляциям с камер видеонаблюдения. Последнее объясняется ЦИКом нехваткой денег и коронавирусными ограничениями. Что касается «нехватки денег» для видеотрансляции — это аргумент от лукавого. Камеры, софтвер закуплены и будут установлены на участках в любом случае. Вопрос заключается лишь в доступе обычных граждан к наблюдению за ходом голосования через интернет. Дополнительных материальных расходов здесь ноль.

Напомню, инициатором введения доступных видеотрансляций для всех граждан страны с избирательных участков был Владимир Путин. В далеком 2012 году, после масштабных протестов 2011 года, он говорил: «Чтобы выбить почву из-под тех, кто хочет делегитимации власти в стране, у меня есть предложение: предлагаю и прошу ЦИК установить веб-камеры на всех избирательных участках страны…». Сейчас ЦИК отменяет свободный доступ к видеотрансляциям с избирательных участков, а также требует сократить группу наблюдателей от бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека в 10 раз, ссылаясь на эпидемиологическую обстановку, из-за чего эта организация вообще отказалась присылать своих наблюдателей в Россию. Но при этом, по мнению Лаврова, делегитимирует сентябрьские выборы в России все-равно почему-то Запад (?). Чудны дела твои, Господи!

Система, выстроенная Центризбиркомом, работает безотказно и обеспечит гладкое протекание сентябрьских выборов с соответствующим уровнем легитимности. В такой ситуации у Запада уже нет никакой необходимости «бороться» с легитимностью сентябрьских выборов в России.

Блог Игоря Минтусова: Человеческое достоинство как новый фактор международной политики

Большой международный резонанс на днях вызвало околоспортивное событие. На летних Олимпийских играх в Токио белорусская спортсменка Тимановская узнала от третьих лиц, что она заявлена на дистанцию (400 м), к которой не готовилась. Она отказалась выступать на новой для нее дистанции, после чего тренеры сняли спортсменку с главной для нее дистанции и хотели вернуть в Белоруссию. Тимановская отказалась и попросила политического убежища. Кристина Тимановская: «Я бы никогда в жизни не стала так резко реагировать, если бы заранее ко мне подошли, объяснили всю ситуацию и узнали, могу ли я пробежать 400 м и готова ли я? Все решили сделать за моей спиной. Поверьте, даже несмотря на то, что я никогда не бегала 400 метров, я была бы готова поддержать команду и девочек и выйти с ними на одну дорожку, но я считаю, что вышестоящие люди должны иметь уважение к нам как к спортсменам и иногда считаться с нашим мнением».

Кристина Тимановская не была частью оппозиции в Белоруссии. Она просто отказалась терпеть унижение и стала врагом политического режима. В современном мире тоталитарные системы начинают платить за унижение своих граждан. Речь идет не о смерти гражданина, не о лишении его свободы, не о пытках. Речь идет о человеческом достоинстве. (Вспоминается унизительный способ задержания под камерами экс-губернатора С. Фургала.) Если раньше для авторитарных государств рутинное унижение человеческого достоинства гражданина свой страны сходило с рук в международном сообществе из-за принципа невмешательства в дела других государств, то теперь это сходит не всегда. Авторитарным государствам все сложнее подавлять достоинство и права человека в своей стране, избегая последствий в виде осуждения международным сообществом или в виде санкций. Методы принуждения, которыми белорусские чиновники привыкли пользоваться, в частности в спорте, вдруг споткнулись о несогласного человека и перестали работать. Эти методы обратились против отправителей унижения.

Почему этот случай стал резонансным и неожиданным для белорусских властей? Потому что белорусское руководство по привычке применяет инструменты из тоталитарного прошлого века в веке нынешнем. Белорусские граждане имеют иную, отличную от властей систему внутренних ценностей и не готовы подчиняться архаичным приказаниям номенклатуры. По данным World Values Survey, за последние

5 лет белорусы сильнее всех постсоветских стран сдвинулись по шкале выживания в сторону свободы самовыражения (с отметки -1,25 до -0,6). Власти страны не отследили, что белорусы стали другими, и продолжают предлагать им абстрактную стабильность в обмен на возможность насильно увозить спортсменов с Олимпиады или сажать международные авиарейсы, используя методы международных террористов (угроза взрыва).

И если с внутренними недовольствами авторитарные страны справляться научились, то вмешательство международных институтов — явление достаточно новое и неприятное. Страна, связанная с внешним миром как минимум посредством торговли, в XXI веке будет расплачиваться за унижение своих граждан и нести или экономические убытки в сотни миллионов долларов (ситуация с арестом Р. Протасевича), или моральные убытки (случай с К. Тимановской). Плата за унижение отдельной человеческой личности в международных отношениях растет. И это не может не радовать.

Блог Игоря Минтусова: Россия против Украины в ЕСПЧ. Исполнять нельзя игнорировать

22 июля Россия подала иск в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с первой в истории РФ межгосударственной жалобой в отношении Украины. Событие нетривиальное. Это можно считать ответом на 9 жалоб против России, поданных в суд Украиной в период с 2014 года. По некоторым пунктам иск России является встречным, например по вопросу крушения Boeing 777.

Выбор Россией ЕСПЧ как инструмента достижения целей в конфликте с Украиной противоречив. С одной стороны, Россия законодательно закрепила возможность неисполнения решений международных судов (того же ЕСПЧ) согласно принятым в 2020 году поправкам к Конституции РФ.

С другой — обращаясь в ЕСПЧ, Россия признает приоритетность и авторитетность международного органа самим фактом подачи иска на соседнее государство. И когда ЕСПЧ огласит решение, российские власти уже не смогут его просто проигнорировать.

В иске, оформленном в Генпрокуратуре, мы видим, что ведомство указывает на такие институты, как Парламентская ассамблея Совета Европы, Венецианская комиссия, «Международная амнистия», с которыми до недавнего времени российские власти особенно не считались. И в этом смысле сам факт подачи иска в ЕСПЧ, на мой взгляд, нельзя не приветствовать. Конструктивный диалог, так сказать.

Иск составлен таким образом, что Европейский суд не может не признать Украину виновной по некоторым пунктам. Например, в вопросах ущемления русскоговорящего населения в стране справедливость позиции России очевидна.

Россия, похоже, останется в выигрыше при любом решении суда. Так, в случае неудовлетворения большей части обвинений отказ ЕСПЧ может быть использован руководством России как демонстрация враждебности Европы и несправедливости международного суда. А получив признание вины Украины хотя бы по одному пункту, Россия может активно использовать аргумент о проблемах с правами человека в Украине, что признала даже Европа.

Забавная деталь в этой ситуации заключается в том, что Россия до настоящего момента остается лидером по количеству неисполненных решений ЕСПЧ. Интересно, по данному иску против Украины Россия будет исполнять только принятые в пользу России части вердикта? Или те части вердикта, которые будут приняты не в пользу России, также будут выполняться Россией? Как говорят на Первом канале, время покажет.

Блог Игоря Минтусова: Предательство интеллектуалов. Россия, 2021 год

Французский философ Жюльен Бенда был номинирован на Нобелевскую премию по литературе 4 раза. Но сегодня его помнят благодаря единственной книге — «Предательство интеллектуалов», которая была издана в 1927 г. В России ее перевод вышел в 2009 г.

Основная идея данного произведения сформулирована в названии. Кратко обобщая, можно сказать, что Жюльен Бенда в своей работе описал, как европейские интеллектуалы со второй половины XIX века перестали «служить» истине и стали «служить» власти. Он выделял интеллектуалов как часть общества, миссия которой заключается в поиске истины и служении общественному благу, а не в «служении» власти. Это делает, по мнению Ж. Бенда, интеллектуалов свободными и способными мыслить категориями общественного блага для всех, а не блага для политической элиты, которая находится в данный момент у власти.

Раньше у всех интеллектуалов была высшая цель — выполнение общественной функции, заключавшейся в сохранении и продвижении духовных ценностей человечества, создании нравственного ориентира для общества. Сейчас «отрешенность» и исключительность мышления, направленные на высокие общественные идеалы, исчезли, а вместе с тем испарилась и беспристрастность. Интеллектуалы стали обслуживать власть и политический процесс в интересах власти. Иллюстрацией этого, с точки зрения Жюльена Бенда, является то, что многие из ведущих интеллектуалов Европы в первой половине ХХ века поддерживали крайне правых политических лидеров, что помогло фашизму прийти к власти в ряде стран.

В последние годы я все чаще вспоминаю эту книгу, так как она адекватно, с моей точки зрения, описывает сегодняшнюю ситуацию, сложившуюся в «касте» социальных и общественных российских интеллектуалов. Я говорю о «штатных», признанных обществом интеллектуалах, которые работают в бюджетных российских учреждениях и организациях, как то: институты системы РАН, исследовательские институты, вузы и университеты страны.

БОльшая часть таких интеллектуалов не обслуживает интересы общества, не ищет социальную «истину» как консенсус для нынешних и будущих поколений россиян, а обслуживает конкретные интересы конкретных представителей власти. На любое политическое решение, удачное или неудачное, хорошее или плохое, принятое российской властью, всегда находятся десятки интеллектуалов (деканы факультетов, заведующие кафедрами, доктора и кандидаты наук, научные сотрудники), которые объясняют и оправдывают любое политическое решение власти. Это в нашей стране называется «патриотизмом». А любое несогласие или критика политического решения власти объясняется действиями «иностранных агентов» или «недружественных организаций», которые являются наймитами госдепа или Запада.

Получается, что социальная миссия интеллектуалов — беспристрастность во всем, поиск социальной истины, — то, за что им платит общество из государственного

бюджета, перестает выполняться, а это и есть предательство российскими интеллектуалами общественных интересов страны.

«Истинный интеллектуал — плохой патриот» — написал Г. М. Дашевский. Каким должен быть настоящий интеллектуал, решать все же самим интеллектуалам. Французский же интеллектуал Ж. Бенда, мне кажется, был более честным по отношению к себе и обществу, чем многие мои современные российские коллеги, обслуживающие интересы власти и следующие в ее фарватере, а не служащие интересам «истины», что должно быть главной миссией интеллектуалов.

Блог Игоря Минтусова: Украина и Россия: навязываемое единство?

Во время недавней прямой линии Владимир Путин в очередной раз подчеркнул, что считает русский и украинский народы единым народом. Согласно опросам «Левада-центра», мнение президента разделяет приблизительно половина населения страны. На вопрос «Как Вам кажется, русские и украинцы — это один народ или два разных народа?», который социологи задавали на протяжении более 10 лет (последний раз этот вопрос задавался в 2015 году), число тех, кто был согласен с утверждением «один народ», колебалось от 43 до 56 процентов, а число тех, кто был согласен с утверждением «два разных народа», колебалось от 38 до 50 процентов. Чуть меньше, но близко к половине. Из этой социологии вытекают следующие политические выводы:

1. Российская политическая элита в лице президента артикулирует чувства пусть и незначительного, но большинства россиян по отношению к украинцам.

2. Если украинцы и русские — один народ, то нужно говорить об украинском государственном суверенитете с существенными оговорками, так как основная часть русско-украинского (единого) народа проживает в России и с мнением россиян как части единого русско-украинского народа надо считаться в первую очередь.

3. У государства с родственным народом не должно возникать желание уйти во вражеский лагерь НАТО. Как-то это не по-родственному.

Восприятие русских и украинцев как единого народа — очень удобная мировоззренческая и ценностная позиция для россиян и политической элиты с имперской ментальностью, о чем многократно писалось в литературе (из последнего — книга В. Иноземцева и А. Абалова «Бесконечная империя»). С «братскими» странами можно общаться «по понятиям», включая режим родственности, когда это необходимо. При этом правила игры задает старший брат и никогда не подстраивает их под интересы младшего. Поэтому суверенность Украины как государства с единым украинским народом очень неприятна для российской элиты, привыкшей видеть в Украине продолжение своей империи. Своей озабоченностью судьбой русских, доставшихся в руки украинским националистам, власти России прикрывают желание продолжать отношения метрополии — У(о)краина — до бесконечности.

Но на прошлые «узы братства» ссылаются те страны, которые в настоящем не способны проводить эффективную внешнюю политику, суть которой должна заключаться в том, чтобы предлагать другим или выгодные экономические союзы, или привлекательные социальные, политические, культурные модели функционирования общества. Но главная проблема, которую не хочет принимать российская элита, заключается в том, что не учитывается мнение большей части украинцев, которые не согласны с отрицанием собственной идентичности. В связи с этим вспоминается название книги бывшего президента Украины Л. Кучмы «Украина — не Россия».

«Братские узы», навязываемые Украине Россией в нынешней версии, скорее, исключают построение национальной украинской идентичности и право государства

Украины на самоопределение. Россия ведет себя как патриархальный глава семьи, который считает жену (в моей метафоре это Украина) своей собственностью и отказывается давать ей развод. Он поет ей о прекрасном совместном прошлом, но на самом деле просто не хочет расставаться с безграничным влиянием и правами на богатства супруги. Не говорю уже об открытой неприязни к «новому суженому» Украины — коллективному Западу.

Не желая принять реальность окончания истории с «имперским» прошлым по отношению к Украине, Россия продолжает ухудшать (не улучшать) отношения со своим соседом. И тут самое время вспомнить недавно вышедшую книгу Д. Тренина «Новый баланс сил», где автор констатирует, что Украина и Россия уже (!) двигаются по разным цивилизационным траекториям. Это надо принять как факт и строить отношения с Украиной как с новым соседом, а не как со старым родственником. И вопросы, связанные с национальной безопасностью России, — это отнюдь не единственная и отнюдь не главная проблема в отношениях между Россией и Украиной.

Блог Игоря Минтусова: Ненависть как способ сплочения общества

Hate speech — язык вражды — словесное выражение нетерпимости по отношению к людям из иной социальной, гендерной, этнической, национальной и других групп. Признанный нецивилизованным во всем развитом мире, в России этот инструмент постоянно используется на федеральных каналах во время обсуждения практически любой международной темы, в которой задействованы геополитические противники России (США и Евросоюз) или ряд конкретных стран (Грузия, Украина, страны Балтии, Польша, Чехия и др.) для приведения зрителей в нужную эмоциональную и психологическую кондицию .

Подобно «двухминуткам ненависти» из романа Д. Оруэлла «1984», когда собравшиеся должны были по сигналу проявлять исступленную злость, реальных российских телезрителей насыщают в среднем двумя часами ежедневной желчи. Правда, Оруэлл описывает сеанс абстрактной агрессии, в то время как современная официальная пропаганда стимулирует негативные эмоции в отношении конкретных политических лидеров конкретных стран.

С начала 2000-х накал агрессии российских политических ток-шоу находится в обратной зависимости от темпов экономического роста. Беднея, россияне нуждаются в обосновании своего положения. Государство, не готовое способствовать политической конкуренции и удовлетворять в полной мере материальные запросы граждан, достаточно успешно «продает» россиянам идею великой державы. И великим российское государство является не за счет процветания населения, а за счет моральной правоты. «Сила в правде, а не в деньгах», как говорилось в известном российском культовом фильме.

Согласно философу В. Соловьеву, правота и святость заметны только на контрасте с ложью, развратом и разложением. Поэтому целенаправленно формируются образы лживых, развратных и разложившихся западных политиков — руководителей суверенных государств.

Будучи не в силах игнорировать запросы граждан на получение ясного ответа на вопрос «Когда же мы станем жить лучше?», пропаганда в своих «откровениях» превращает энергию надежды на развитие страны в энергию агрессии в отношении врагов из других стран (как правило, лидеров этих стран), которые-то и мешают развитию России.

Политические лидеры Европы и США регулярно подвергаются оскорбительным или неэтичным нападкам на российском ТВ. Примеры только прошедшей телевизионной недели: В. Зеленский — «лидер нацистской Украины», президент Франции Э. Макрон — «экзальтированный юноша, временно работающий главой государства», Латвия, Эстония и Литва — «трибалтийские вымираты», другие «малые» страны Евросоюза — «геополитические моськи».

Забавно, что несмотря на оскорбительные эпитеты в отношении глав иностранных государств ведущие политических ток-шоу удивленно вопрошают: почему же оскорбляемые ими лидеры Европы и США до сих пор не отменяют санкции против России.

В последние годы великое будущее страны в умах россиян становится более призрачным. Заглушить нарастающее разочарование властям помогает ненависть к недружественным странам, которые выдаются за главных виновников, препятствующих продвижению России к этому самому великому будущему.

Блог Игоря Минтусова: Вакцинный изоляционизм России

Автор сразу предупреждает, что не имеет ничего против «Спутника V», ратует за массовую вакцинацию и сделал себе прививку данной отечественную вакциной. Однако хочет поделиться рядом проблем, которые государство создает в борьбе за собственный международный престиж.

Россияне часто выезжают за рубеж по разным причинам: навещают родственников, на лечение, на отдых, на учебу. Если сделать отечественную прививку, которая не одобрена ВОЗ, ряд стран для россиян будут оставаться закрытыми для въезда. Например, страны Европы хотят ввести ковид-паспорта, а въезд разрешить тем, кто привился одобренной ВОЗ вакциной. «Спутник V» пока не входит в их число.

Если копнуть глубже, возникает ряд вопросов к политике вакцинного изоляционизма в России. На данный момент в мире, помимо «Спутника V», используются 7 популярных вакцин. У граждан многих стран есть возможность выбирать, какой вакциной прививаться. В то время как в России желающим привиться доступны только отечественные «Спутник V» и «Спутник Лайт», разработанные Центром им. Н. Ф. Гамалеи Минздрава, «Эпиваккорона» центра «Вектор» Роспотребнадзора и «Ковивак» Федерального научного центра исследований и разработки иммунобиологических препаратов им. М. П. Чумакова РАН.

Судя по статистике, успешнее вакцинация проходит в странах, где существует вакцинная конкуренция. Самый близкий для нас пример — Венгрия, которая, помимо «Спутника V», зарегистрировала все мировые вакцины и снизила уровень заболеваемости с 272 974 человек (на 13 апреля) до 41 784 (на 22 июня).

Страны-создатели вакцин также предоставляют гражданам возможность выбора. Например, Германия, помимо вакцин Pfizer и Janssen, сертифицировала Moderna и AstraZeneca. А на родине AstraZeneca — в Великобритании — можно привиться Pfizer и Moderna. В других странах ЕС доступны все 4 главные вакцины.

Россия не одинока в своем вакцинном изоляционизме. Это почетное звание она делит с Китаем. Однако в отличие от России китайцы на сегодняшний день сделали прививку 622 000 000 человек — 43 % населения. У нас доверились «Спутнику» пока только 19 657 314 человек, т. е. 13,5 % граждан.

Вырисовывается следующая картина. Государство искусственно ограничивает доступ российских граждан к иностранным вакцинам и тем самым (парадокс) снижает уровень доверия людей к российским вакцинам. Однако от представителей элиты мы слышим постоянные упреки в безответственности граждан, не желающих прививаться.

Создается впечатление, что в этой ситуации власть заботит не столько здоровье россиян, сколько построение репутации великих победителей вируса, первыми зарегистрировавших вакцину (отметим, без проведения третьей фазы клинических исследований). Это, к слову, одна из причин, по которой в ЕС до сих пор с предубеждением относятся к продукту российской науки.

Понятна цель в очередной раз продемонстрировать всему миру величие России на примере эффективности отечественных вакцин. И успешные зарубежные производители в этом деле — неприятные конкуренты. В гонке за славой российская власть приносит в жертву интересы собственных граждан.

И последнее. Вакцинация российских граждан иностранными вакцинами должна проходить, естественно, за деньги. И у российских граждан должен быть выбор: бесплатная российская вакцина или ее платный зарубежный аналог. Почему власть не хочет совместить приятное для себя (выручка от продажи иностранных сертифицированных ВОЗ вакцин в России) с полезным для граждан (возможность выезжать в другие страны в нынешнее непростое время)? Загадка, да и только.

Блог Игоря Минтусова: События в Белоруссии, Россия в заложниках и приближающаяся третья мировая

Будет ли третья мировая безъядерная война? Допускаю, что будет. «Когда?» — спросите вы. Она может начаться в течение двух ближайших лет. «Что будет причиной?» — спросите вы. Растущее противоречие между традиционно называемыми европейскими демократическими странами и европейскими авторитарными странами. Что будет поводом? Повод даст Белоруссия.

Например, очередное неадекватное внешнеполитическое действие нелегитимно избранного президента Белоруссии по отношению к одной из европейских стран (Польше, Литве, Латвии) вызовет ответную реакцию этих стран.  За честь государства-союзника вступится Россия, начнется ответная реакция со стороны стран — членов НАТО, дальше — цепь событий. (Вспомним Гаврилу Принципа и начало Первой мировой войны.) Что радует? До ядерной войны дело не дойдет, так как страх взаимного уничтожения является гарантией того, что руководители ядерных держав будут поступать адекватно. Слишком высоки ставки у победителей или проигравших.

Поэтому у Лукашенко есть идеальные условия для продолжения международных авантюр. Россия — ядерная держава и союзник — в настоящий момент в заложниках у Белоруссии. Лукашенко по большому счету терять уже нечего, мосты сожжены.  Он в очередной раз успешно, как изящно выразился зампредседателя комитета ГД по странам СНГ К. Затулин, «одолжился» у России на эти действия.  Им двигали сильный страх или сильная жажда мести, но никак не геополитические интересы Белоруссии. И сильный страх, и сильная жажда мести могут быть причиной очередных неадекватных действий Белоруссии на международной арене, что может стать поводом для вооруженного международного конфликта.

И это очень опасно для нынешнего хрупкого миропорядка в Европе. Ничто не говорит о том, что Лукашенко «одолжился» у России в последний раз. России, в отличие от Белоруссии, есть что терять, но не Россия сейчас контролирует ситуацию с Белоруссией. Белоруссия контролирует ситуацию с Россией, а не наоборот. Почему бы Белоруссии не продолжить свои авантюрные и очень опасные действия вовне, имея за собой такой надежный тыл? При всей жесткости властной авторитарной вертикали в России, у нас, по сравнению с Белоруссией, еще остается определенная система сдержек и противовесов для главы государства (хотя эта система слабеет с каждым годом и месяцем, но это уже другая тема). В Белоруссии для белорусского президента этих сдержек и противовесов нет. Парадокс: президент Белоруссии более свободен в принятии любых (!) внешнеполитических решений, чем президент России.

Именно это дает мне основание предполагать (экстраполируя действия президента Белоруссии), что Европа ускоренными темпами продвигается к вооруженному конфликту (войне), которую на сей раз развяжут не западные страны.

С другой стороны, внутренняя ситуация в России уже давно разогрета нашими ястребами. Включишь любой государственный канал — везде либо приближающиеся внешние враги, либо «пятая колонна» внутри страны в лице либералов и «недобитых» демократов подтачивают единство российской государственности и угрожают национальной безопасности России. Все морально готовы к решительным действиям («выбить зубы врагам»). Остается найти только повод. И он скоро найдется. Или не найдется?

Блог Игоря Минтусова: МИД России — в тренде

Количество врагов у самых границ России увеличивается не только в умах пропагандистов и аналитиков АП, но и в официальных документах правительства.

На прошлой неделе в соответствии с распоряжением правительства РФ № 1230-р недружественными государствами объявлены две страны — США и Чехия. С США все понятно. По поводу Чехии, комментируя случившееся, Мария Захарова будто по методичке указывает на внешнее влияние на Чехию и на внутренний конфликт в самой Чехии: по её словам, чехи сами запутались в своих распрях, а «внешние руководители» (США и Брюссель) подлили масла в огонь. Знакомая риторика: так всегда освещались события в странах, которые выходили из-под влияния или нейтралитета по отношению к России.

Дмитрий Песков, в свою очередь, подчеркивает готовность Москвы к диалогу, указывая на то, что в списке находятся всего две страны. То есть, гипотетически, их могло бы быть больше.

У США тоже есть подобие списка врагов, только туда входят страны, в которых гражданам государства попросту опасно появляться, — это Куба, Северная Корея и Иран. Они являются недружественными исторически. В то время как Чехия — давний друг России с очень сильным влиянием русской культуры. Приезжая в Чехию, россияне всегда получали там теплый прием. А Милош Земан считался даже «прокремлевским» президентом.

Интересная разница: «недружественные страны» для США — это те страны, где опасно находиться их гражданам, «недружественные страны» для России — это те страны, с которыми произошел межгосударственный политический конфликт, никакого отношения к безопасности граждан не имеющий.  Понимаю, почему в этом списке США: исторически геополитический стратегический соперник России (президент России дипломатично использует слово «партнер», но это — милая деталь). Но Чехия? Стратегический соперник России? Может быть, она угрожает национальной безопасности России?

Теперь, очутившись в официальных врагах России, Чехия, думаю, убедилась в правильности своего решения по делу во Врбетице.  Если «старший брат» так нервно реагирует, значит, что-то точно есть, ведь дыма без огня не бывает. А МИД РФ выполнил своё очередное техническое задание (https://t.me/kremlebezBashennik/21432) — использовать этот повод для создания образа очередного врага и поставив дополнительную преграду в отношениях между нашей страной и странами ЕС.

Когда в 1991 году распадался Советский Союз, у нашего государства на тот момент оставалось много друзей и союзников (идеологических, исторических, экономически зависимых).

К 2021 году мы последовательно потеряли большинство из них. Список длинный, Чехия в этом списке — последний пример.   Это является следствием проводимой Россией внешней политики, когда Россия не проходит мимо любого повода ухудшить отношения с любой страной и всегда этот повод (ухудшить отношения) использует. При этом полагаю, что большинство жителей России поддерживают решение правительства о включении Чехии в список недружественных государств. Я здесь опираюсь на концепцию выдающегося российского культуролога И. Г. Яковенко о манихейском культурном коде, который присущ ментальности большинства россиян.

Согласно его концепции, большинству россиян привычно жить в окружении врагов. Есть, кого ненавидеть. Жизнь наполняется экзистенциальным смыслом. В этом смысле МИД со своей внешней агрессивной политикой попадает в тренд. Или это не так?

Блог Игоря Минтусова: МИД как новый институт государственной пропаганды

Некоторые эксперты считают, что российский МИД не справляется со своими обязанностями, так как Россия на дипломатическом уровне ссорится со странами, некогда традиционно дружественными или нейтральными. Несколько ранее в «Кремлевском безБашеннике» я говорил о том (https://t.me/kremlebezBashennik/21209), что, не зная, какое существует техническое задание у МИД от политического руководства страны, нельзя давать оценку работе этого государственного института в терминах «справляется — не справляется». Моя точка зрения: МИД справляется со своим техническим заданием.

Автократиям необходимо подтверждать народу свою незаменимость. Постоянно демонстрировать гражданам, что враги притаились у самых границ и каждую минуту готовы напасть на нашу Родину. В условиях постоянной угрозы необходима сильная рука и сплоченность вокруг лидера страны. Правитель-автократ должен постоянно убеждать в этом себя и свой народ.

Формированием образа России как осажденной врагами крепости традиционно занимаются пропагандисты федеральных государственных каналов. Однако для этого необходима регулярная поставка тех самых «фактов» агрессии коллективного Запада для федеральных каналов и их дальнейшей переработки и обертывания в красивую упаковку для населения. Истинные публичные герои автократических государств, ежедневно контактирующие с потенциальными противниками России — работники МИД. (Сотрудников спецслужб не рассматриваем: у них другие задачи, они всегда в тени и пропагандой традиционно не занимаются.)

Находясь «в окопах на передовой с врагом», мидовцы пользуются простым и эмоционально окрашенным лексиконом, больше напоминающим пропагандистский язык ток-шоу, чем дипломатический язык ответственного и сильного государства. Высокопоставленные сотрудники МИД, озвучивающие и комментирующие внешнеполитические действия нашей страны и, соответственно, действия других стран, стали фактически вторым институтом государственной пропаганды, где язык традиционной дипломатии больше не является ценностью.

Вместо улаживания конфликтов МИД, наоборот, высвечивает и подсвечивает звериный оскал врагов, сгрудившихся на границах России по всему периметру.  МИД не сглаживает острые углы, не ищет компромиссы, не занимается поиском новых друзей России. Ведомство, призванное в своей политике быть наиболее аккуратным и мудрым, действует вульгарно и топорно.

В свете этого объясняется эскалация дипломатических конфликтов практически на ровном месте: с Чехией, Болгарией, Молдавией и даже Сербией (вспоминаем «искрометную» шутку Марии Захаровой о встрече Вучича с Трампом).

В итоге получается, что МИД превратился в первую очередь во второй государственный институт пропаганды (после государственных федеральных каналов), который с помощью агрессивной риторики и недипломатических действий неуклонно уменьшает круг государств, традиционно и исторически симпатизирующих России.

Задумываясь о том, почему же у МИД России не получается наладить отношения с западными странами, не надо объяснять все только санкциями.  Понаблюдайте за работой тех, кто ответственен за выстраивание внешнеполитического диалога.  У них все идет по плану. В соответствии с техническим заданием от политического руководства страны.

Фридрих Ницше: «Империя нуждается более во врагах, нежели в друзьях: только в контрасте чувствует она себя необходимой, только в контрасте становится она необходимой…»

Нуждаясь во врагах, империя продолжает их создавать…

Блог Игоря Минтусова: День российского парламентаризма и судьба выборной демократии в России

27 апреля российские парламентарии отмечали свой профессиональный праздник — День российского парламентаризма, в связи с чем в «Парламентской газете» вышла статья спикера Госдумы Вячеслава Володина «О парламентаризме, демократии и выборах» (https://www.pnp.ru/social/o-parlamentarizme-demokratii-i-vyborakh.html).

Цитата: «Демократия — это не покричать на площади… Это реализация прав граждан — участвовать в выборах, влиять на решения органов власти, свободно выражать свои взгляды, состоять в любой из зарегистрированных партий… Все условия для проведения демократических выборов, в полной мере отражающих волю избирателей, в России есть, закреплены Конституцией и законами страны».

Позволю себе усомниться в последнем предложении процитированного отрывка.

В настоящий момент выборы в РФ, на мой взгляд, не выполняют закрепленную за ними в Конституции функцию быть «высшим непосредственным выражением власти народа». Выборы в РФ не обеспечивают в достаточной мере конституционные права избирать и быть избранными. Вкратце аргументирую этот тезис.

У российских выборов есть два типа недостатков: принципиальные, связанные с государственным и политическим устройством РФ и не попадающие в компетенцию ЦИК, и технические, которые попадают в компетенцию ЦИК.

  1. К принципиальным недостаткам отнесем отсутствие принципа разделения властей, который был окончательно закреплен в поправках к Конституции 2020 года.
  2. Главной доминирующей политической силой в России сейчас является незарегистрированная партия «политической администрации», де-факто — АП, которая управляет государственными институтами. Одним из таких институтов являются выборы и организующее их ведомство — ЦИК РФ. Главная доминирующая политическая сила является одновременно и участником, и организатором выборов (только представьте себе: судья на футбольном поле и судит матч, и при этом может в любой момент ударить (и ударяет!) по мячу в створку ворот почему-то все время только одной команды). Формированием избирательных комиссий всех уровней (УИКи, ТИКи, областные ИК) также занимается незарегистрированная партия «политической администрации». Все по закону?!

Вышеуказанные недостатки не позволяют говорить о том, что у нас происходят «демократические выборы, в полной мере отражающие волю избирателей». Более точно: у нас происходят «демократические выборы, в полной мере отражающие волю „политической администрации“».

К вышеуказанным принципиальным и техническим недостаткам добавляется постоянное ухудшение законодательства о выборах. С 2002 года, когда был принят в очередной редакции закон «Об основных гарантиях избирательных прав…», и до 2020 года было принято ровно 100 (!) федеральных законов, которые вносили поправки в исходный вариант, ухудшая его демократическую основу (краткий период либерализации закона о выборах в 2012 году в части регистрации партий не меняет основной двадцатилетний тренд).

На грядущих сентябрьских выборах в ГД политическое поле в стране будет стерильно зачищено от кандидатов, представляющих несистемную оппозицию. Ни один из них не будет зарегистрирован. Либо как участник несанкционированных митингов по совокупности административных штрафов, либо как участник экстремистских организаций (ФБК, штабы Навального), законы о которых принимаются в настоящий момент. А к тем, кто проскользнет между указанными Сциллой открытого уголовного дела и Харибдой экстремизма, повесят на грудь отличительный знак «иностранный агент» или «лицо, аффилированное с иностранным агентом». Другими словами, произойдет нарушение   конституционного права быть избранным для большого числа политически активных граждан.

Далее, по моему мнению, которое я уже высказывал в «Кремлевском безБашеннике» (https://t.me/kremlebezBashennik/20707), борьба с фальсификациями в избирательных комиссиях на выборах будет носить имитационный характер (это прогноз), а существующая система безнаказанности для профессиональных фальсификаторов от партии «политической администрации» останется как дополнительный рычаг влияния на результаты выборов.

Самый общий (и очевидный) вывод следующий: система избирательных комиссий, как и любая государственная подсистема, «висит» на властной вертикали. Ожидать от этой системы выполнения установленных законом обязанностей защиты и обеспечения избирательных прав граждан наивно.

Как часть властной вертикали «политической администрации», избирательные комиссии будут обеспечивать в первую очередь избирательные права действующей власти на свое переизбрание. Занавес!

Блог Игоря Минтусова: «Стратегический дружбопад» как внешняя политика РФ?

17 апреля чешский премьер Андрей Бабиш объявил о высылке 18 сотрудников российского посольства. Их обвинили в причастности к взрывам на складах боеприпасов в селе Врбетице в 2014 году. В ответ МИД РФ объявил о высылке 20 сотрудников чешского посольства из Москвы.

Для справки: до начала дипломатического конфликта в посольстве РФ в Чехии работали 94 сотрудника, а в посольстве Чехии в России — 24 сотрудника. После высылки 20 сотрудников чешского посольства в Москве остаются 4 посольских сотрудника, а после высылки 18 сотрудников российского посольства в Чехии остаются 76 сотрудников посольства.

Чехия взывает к благоразумию: из-за неравного количества оставшихся представителей Чехия требует вернуть своих дипломатов. Москва отказывается: МИД России называет данные действия со стороны Чехии «враждебными» и недопустимыми шагами в отношении России.

Ожидаемый ответ министра иностранных дел Чехии — высылка ещё 70 российских посольских сотрудников, чтобы уравнять число российских дипломатов в Чехии с числом чешских дипломатов в Москве. Словакия присоединяется к действиям Чехии и в инициативном порядке высылает трех российских дипломатов. Вслед за Словакией российских дипломатов высылают Латвия, Литва, Эстония.

Внимание, вопрос: кто первым перешел «красную линию» (как выразился президент РФ в последнем Послании к Федеральному собранию) в отношениях между Чехией и РФ, после чего начался данный дипломатический кризис? На мой взгляд, «красную линию» перешел российский МИД.

  1. В ответ на высылку из Чехии 18 сотрудников российского посольства высылаются 20 сотрудников чешского посольства из России. Почему несимметричный и по всем канонам дипломатии невежливый ответ? Объяснение, на мой взгляд, следующее: многолетняя безнаказанность агрессивных заявлений и комментариев по самым разным поводам российского МИДа. Эта безнаказанность опирается на авторитет президента РФ и на ядерное оружие, которое есть в закромах Родины. «А что вы нам сделаете?» — слышится великодержавная спесь в риторике руководителей российского МИДа, когда дипломатическая цифра — 18 человек — превращается в совсем не дипломатическую и провокационную цифру — 20 человек — без всяких пояснений.
  2. Высылая 20 сотрудников посольства Чехии в Москве из 24, я думаю, МИД РФ хорошо понимал, что наличие только 4 сотрудников фактически блокирует работу посольства этой страны в России. Но…

Про дворово-уличную риторику официального представителя российского МИДа вообще говорить не хочется. Стыдно. Чего МИД добился в итоге? У любого МИДа есть стратегическая задача — выстраивать отношения с другими странами. С этой задачей МИД РФ, как видно невооруженным глазом, не справляется. Понимаю, что МИД любой страны всегда выполняет техническое задание политического руководства страны, но в чем смысл этого задания?

Почему такая страна, как вовсе не враждебная нам Чехия, подверглась  такому остракизму со стороны МИД РФ?  Понятно, когда Турция очередной раз подвергается остракизму: за этим обычно стоят недружественные действия Турции, затрагивающие геополитические интересы России, и в этом есть определенная политическая логика событий.  Понятно, когда Прибалтика подвергается остракизму: нам постоянно напоминают про угнетение русских «неграждан» в этих странах.  Можно с этим соглашаться, можно не соглашаться, но и здесь тоже есть политическая логика событий. Но почему Чехия?  И что Россия приобрела в итоге? Серьезный кризис с традиционно дружественной нам страной. Солидарную высылку российских дипломатов из ряда европейских стран. Или как раз это и являлось техническим заданием, которое (внешне топорно) выполнил МИД РФ?

Блог Игоря Минтусова: Левиафан 2.0, или к каким последствиям приведет государственное регулирование просветительской деятельности в России

5 апреля президент Владимир Путин подписал закон о просветительской деятельности в России.  Под просветительской деятельностью в России с 1 июня 2021 года будут понимать осуществляемую вне рамок образовательных программ деятельность, направленную на распространение знаний, опыта, формирование умений, навыков, ценностных установок, компетенции в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и профессионального развития человека. Порядок и условия ведения просветительской деятельности, формы контроля за ней определит правительство.

Просветительскую деятельность будут осуществляют органы государственной власти, органы местного самоуправления, уполномоченные организации или физические лица при соблюдении требований закона. В тезисе о «требованиях закона» и зарыта собака. Впрочем, инициаторы закона этого и не скрывают в своей пояснительной записке:

«Отсутствие соответствующего правового регулирования создает предпосылки для бесконтрольной реализации антироссийскими силами в школьной и студенческой среде под видом просветительской деятельности широкого круга пропагандистских мероприятий, в том числе поддерживаемых из-за рубежа и направленных на дискредитацию проводимой в Российской Федерации государственной политики, пересмотр истории, подрыв конституционного строя».

Создается впечатление, что правительство РФ черпает вдохновение в тексте Дж. Оруэлла «1984». Напомню читателям, что в антиутопии были «сотрудники полиции мысли». По-видимому, именно так и будут называться надзиратели из правительства РФ, следящие за «исполнением закона о просветительской деятельности».

Против проекта закона высказались многие академики РАН, сотрудники ведущих вузов России, другие граждане. Всего петицию против этого закона подписали 230 тыс. человек.  Даже Счетная палата РФ не одобрила проект, сделав вывод, что закон создает условия для ограничения деятельности гражданского общества.

Подобный закон создает площадку для репрессивного и цензурирующего государственного регулирования просветительской деятельности. Законодатели сделали качественный шаг от государства авторитарной демократии, коей Россия является в настоящий момент после принятия поправок к Конституции в 2020 году, к тоталитарному государству (не путать с «репрессивным» или «полицейским» государством).

Главное отличие тоталитарного государства от авторитарного заключается в тотальном контроле государства за всеми сферами жизни каждого гражданина: личной, умственной, образовательной, где его осуществляют специальные государственные институты. Эти институты не нуждаются в ручном управлении президентом страны, характерном для режимов авторитарных. Будет, например, сформирован механизм системного обезвреживания говорунов-блогеров, которые давно занимаются просветительской деятельностью среди своих читателей и на которых репрессивная машина государства давно косит глазом.

Если исходить из точки зрения, что к концу 1990-х годов в России установился демократический режим, то в нашем случае выходит, что эволюционный процесс повернул вспять, и от демократического государства 1990-х годов XX века через авторитарное государство 2010-х годов XXI века мы в 2020-е годы XXI века медленно движемся к тоталитарному государству. В тоталитарных государствах не существует оппозиции, она уничтожается в зародыше, с младших классов школы, а теперь, с принятием нового закона, и в просветительской деятельности государство будет создавать нужную только ему, государству, идеологию.

Левиафан 2.0. Российская версия. Век XXI.

Блог Игоря Минтусова: Еще одна история о фальсификациях

21 марта 2021 года был арестован губернатор Пензенской области Иван Белозерцев, а на следующий день Следственный комитет предъявил обвинения бывшему председателю УИК 374 села Бессоновка той же области Светлане Сверчковой за фальсификацию голосов на выборах в сентябре 2020 года. По данным следствия, госпожа Сверчкова, она же директор районного центра детского творчества, собственноручно заполнила бюллетени 662 избирателей и вбросила их в избирательную урну. В действительности же на этом участке голосовать пришли всего 204 избирателя.

Следствие тянулось, как мы видим, целых полгода. Что же мешало следствию закончиться раньше? Ответ: наличие действующего губернатора. С точки зрения коллективного разума властей признание любых фальсификаций на выборах губернатора, на которых победил «нужный» губернатор, политически недальновидно. Во-первых, снижается, как кажется политическим чиновникам, «легитимность» победы (что, с моей точки зрения, ровно наоборот, но не будем учить ученых). Во-вторых, и это главное, возникает необходимость судить технических фальсификаторов за нарушение закона о выборах. А это как раз опасно: создается плохой прецедент. Человек (в данном случае — руководитель УИК села Бессоновка) так старался для победы «нужного» кандидата, что собственноручно заполнил и собственноручно вбросил 662 избирательных бюллетеня, ради победы даже пошел на нарушение закона, а вместо благодарности его (в нашем случае — ее) судят. Кто же после такого прецедента (реальный срок) будет на следующих выборах в Пензенской области так стараться для победы следующего «нужного» кандидата?

Почему в России не сажают за решетку технических фальсификаторов на выборах? Потому что как только это начнут делать, то с таким трудом выстроенная и управляемая исполнительной властью система подсчета голосов в ручном режиме рухнет. Кто же будет нарушать УК РФ, если за его нарушение будут давать реальные сроки?

Сейчас у технических фальсификаторов результатов выборов (председатели и секретари УИКов и ТИКов) реальный страх потерять работу за невыполнение задач по достижению «нужных» результатов, которые ставят перед ними некоторые местные или  региональные администрации (будем называть их политическими фальсификаторами результатов выборов), сильнее гипотетического страха перед реальными тюремными сроками за нарушение УК РФ.

Что же грозит техническому фальсификатору 662 бюллетеней избирателей села Бессоновка в итоге?

Посмотрим статистику Судебного департамента при Верховном суде РФ по электоральным преступлениям на выборах в 2019 году.

  1. Уголовные дела по электоральным статьям были возбуждены в отношении 72 лиц.
  2. Всего осуждено 17 человек (из них: 11 — выплата штрафа, 6 — условное лишение свободы, 0 — реальные сроки).
  3. Уголовные дела прекращены в отношении 55 лиц.

Из этих цифр следует, что политические фальсификаторы «прикрыли» технических фальсификаторов результатов выборов.

В итоге получается следующий статистический прогноз для директора районного центра детского творчества села Бессоновка Пензенской области. За фальсификацию 662 бюллетеней избирателей, скорее всего, дело против нее будет прекращено, в крайнем случае она будет приговорена к штрафу, в наихудшем варианте — получит условный срок.

С моей точки зрения, судебная статистика правонарушений на выборах не отражает реального уровня фальсификаций на выборах.

Некоторые выводы:

  1. В России не работает механизм привлечения к судебной ответственности лиц, виновных в фальсификациях на выборах при подсчете голосов. Причиной этого является отсутствие соответствующих политических установок для правоохранительных органов и силовых структур.
  2. Уголовные дела по электоральным статьям в 2018–2019 годах стали прекращать чаще по сравнению с предыдущими годами (2011–2016), что следует из статистики Судебного департамента при Верховном суде РФ.
  3. Происходит либерализация законодательства по отношению к нарушителям электоральных статей УК РФ (техническим фальсификаторам итоговых результатов выборов). К таковым относится большАя или бОльшая часть председателей УИКов и ТИКов (где ставить ударение — пусть выберет читатель на основе его собственного опыта, достоверной статистики здесь нет). Например, в 2016 году введен судебный штраф для нарушителей электоральных статей УК РФ, который не является уголовным наказанием, не ведет к судимости и даже не накладывает ограничений для дальнейшей работы технических фальсификаторов в избирательных комиссиях.

Таким образом, либерализация законодательства по отношению к потенциальным техническим фальсификаторам из УИКов и ТИКов усиливает для исполнительной власти возможность влиять на работу УИКов и ТИКов во время подсчета голосов в нужную для политических фальсификаторов итогов выборов сторону.

Блог Игоря Минтусова: Понижение рейтинга ЕР на ровном месте своими руками?

В Санкт-Петербурге на прошлой неделе в городском культурном центре «Этажи» на аниме-фестивале задержали от 10 до 20 подростков в возрасте 12-18 лет. По словам матери одной из задержанных девочек, во время мероприятия к подросткам подошла незнакомая женщина, предложила сфотографироваться с радужным флагом. Затем появились полицейские, задержали всех участников группового фото и в отделении полиции от подростков и их родителей хотели получить объяснение их участия в «ЛГБТ-мероприятии». Собственно, к этой истории добавить особенно нечего. Неизвестная женщина (сотрудник полиции?) провоцирует несовершеннолетних подростков сфотографироваться у колоритного флага. Их забирает полиция и пытается сфабриковать дело об участии в «ЛГБТ-мероприятии». (Справка: ЛГБТ не является ни «нежелательной организацией», ни «иностранным агентом» в России.) Вдумчивый читатель может спросить, в чем проблема? Подростков же в итоге отпустили. Действительно, подростков отпустили, но осадок остался.

В выборный год на ровном месте власть наживает себе врагов. Одно дело воевать с оппозиционерами, борьбу с которыми поддерживает часть электората, а другое дело — восстанавливать против себя родителей несовершеннолетних детей, которые мирно собирались обсуждать мультики в культурном центре.  Это — не борьба с террористами. Это — не борьба с оппозиционерами. Это — превращение лояльного электората ЕР в нелояльный электорат ЕР. И на лояльность родителей подростков партии власти вряд ли стоит рассчитывать в день выборов. Иными словами, бессмысленное понижение рейтинга партии власти на ровном месте.

Данная история — одна из многих историй о неумных действиях власти по отношению к нейтральному или лояльному электорату. Очередная новость: администрация города Усть-Кут в Иркутской области отозвала разрешение на проведение в городе «Всемирной ночи тротуарной астрономии — 2021». Эта «Ночь» должна была пройти вечером 21 марта в 14 населенных пунктах Иркутской области и Забайкальского края. Наверное, администрации Усть-Кута пришло сообщение о несанкционированном митинге, который в эту ночь будет проводить оппозиция в Усть-Куте и который будет управляться из космоса? Шутка.

Простой вопрос: зачем понижать рейтинг правящей партии своими руками на ровном месте? Или это «политический заказ»?

Блог Игоря Минтусова: Вперед-назад шагом марш!

Когда в январе А. Навальный вернулся в Москву и был посажен, я подумал, что это хорошая возможность для АП перехватить антикоррупционную повестку дня оппозиционера. А. Навальный, как известно, в центре своей политической повестки много лет держит борьбу с коррупцией в России. Самый эффективный способ борьбы власти с любым оппозиционером — перехватить его повестку дня (если она популярна) и сделать ее своей.  Тем более что прогресс в этой области у власти намечается. На прошлой неделе генпрокурор И. Краснов в своем докладе в Совете Федерации рассказал, что в 2019 году у чиновников изъяли неподтвержденное доходами имущество на сумму более 20 млрд руб. и по сравнению с 2018 годом данный показатель вырос почти в 70 раз: в 2018 году изъяли имущества на 311 млн руб. Хорошие цифры. Держим также в голове участившиеся в последний год посадки высших чиновников и должностных лиц за коррупцию.

Но у депутатов Государственной думы в это же самое время проявился свой взгляд на политическую повестку дня в России, на коррупцию в частности. Вместо того чтобы, следуя политической повестке дня о необходимости ужесточения антикоррупционного законодательства и закрытия существующих лазеек для коррупционеров, депутаты Госдумы решили двинуться ровно в противоположном направлении.  На той же прошлой неделе они приняли закон о «нечаянной коррупции», расширив и углубив эти лазейки.

Гневными антинавальновскими речами лидеры всех парламентских фракций при открытии зимней сессии в январе усыпили политическую бдительность кураторов из АП, и те, я думаю, по недосмотру «пропустили» этот закон, фактически играя на руку главному оппозиционеру.  И достижения силовых структур борьбе с коррупцией, которые озвучил генпрокурор И. Краснов перед Советом Федерации, выглядят невпопад политической повестке дня, которую традиционно задает законотворческая деятельность Государственной думы. Правая рука не знает, что делает левая. Новым законом депутаты перечеркивают усилия администрации президента, которая в погоне за голосами избирателей всячески демонстрирует стремление решительно бороться с коррупцией.

Желание депутатов зацементировать для себя и для чиновников «право на коррупцию» оказалось сильнее опасения вызвать раздражение населения этим законом. Принятый закон о «нечаянной коррупции» косвенно демонстрирует гражданам страны, что законодательная власть в лице депутатов Государственной думы на деле совсем не заинтересована в усилении борьбы с коррупцией, а, скорее, готова последнюю прикрывать.

Блог Игоря Минтусова: Круги истории

Ничто не ново под Луной. Одной из наиболее ярких личностей в силовых структурах Российской империи начала ХХ века был С. В. Зубатов, крупнейший деятель политического сыска и эффективный полицейский администратор. Его называли «первопроходцем технологии авторитарной политики». Он провел в России полицейскую реформу, в результате которой была усовершенствована система политического розыска, впервые введено фотографирование, дактилоскопирование, и, главное, он начал создавать систему политического управления общественными процессами. Им была разработана философия «полицейского социализма». Зубатов стоял за единую и неделимую Россию. Но пришел 1917-й год. С. В. Зубатов не смог пережить крушения идеалов.  Жизнь потеряла для него всякий смысл, и он застрелился.

При наблюдении за развитием сегодняшней ситуации в России, за тем, как законодательная и исполнительная власти укрепляют и цементируют полицейские основы государства, невольно вспоминается печальная судьба С. В. Зубатова, который с таким искренним усердием создавал систему противодействия общественному движению более 100 лет назад.

Мне кажется, что сотрудники АП, определяющие внутреннюю политику в стране, знакомы с государственной и политической деятельностью данной личности. Цитата от Зубатова: «Пока революционер проповедует чистый социализм, с ним можно справиться одними репрессивными мерами. Но когда он начинает эксплуатировать в свою пользу мелкие недочеты существующего законного порядка, одних репрессивных мер мало, а надлежит немедля вырвать из-под ног его самую почву». Вышеприведенная цитата соответствует нынешней философии внутренней политики в России, если под революционерами иметь в виду оппозиционеров, а под почвой понимать социально-экономические проблемы простых граждан страны.

И здесь я вижу две проблемы. Одна из них для сотрудников АП теоретически нерешаемая, а другая — теоретически решаемая. Нерешаемая проблема — социально-экономические проблемы жителей страны. Данная проблема не находится в компетенции сотрудников АП. Решаемая проблема — перестать злить молодую и активную часть населения страны регулярным принятием нелиберальных законов, регулярным непропорциональным использованием силы при разгоне «несанкционированных» митингов (неконституционный термин), регулярной правоприменительной практикой, которая подчиняется «политической целесообразности» партии власти в прямом смысле этого слова, а не букве и, тем более, не духу закона.  С. В. Зубатов не преуспел в итоге в реализации «технологий авторитарной политики» более 100 лет назад. Почему же должны преуспеть в реализации данной технологии нынешние политические администраторы?

Блог Игоря Минтусова: «Хотят ли русские войны?»

Мне часто в последнее время вспоминается известная песня 1960-х годов, написанная на слова Е. Евтушенко, «Хотят ли русские войны?».  Она в то время хорошо выполняла функцию идеологического обоснования и Карибского кризиса, и строительства Берлинской стены, когда Советский Союз обвинял страны Запада в агрессивной внешней политике. Нынешняя российская внешняя политика для внутреннего пользования продолжает выстраиваться по строчкам этого стихотворения: «Мы не желаем войны, но «ОНИ» все время провоцируют, поэтому «МЫ» ради мира всей Земли готовы дать достойный ответ и подавить действия потенциального агрессора».

Последнюю неделю политические разговоры выстраиваются вокруг темы разрыва отношений с Евросоюзом, выходом России из СЕ. Стало привычным слушать заявления о готовности разорвать отношения с ЕС устами официальных чиновников МИДа и обслуживающих власть экспертов-пропагандистов, выступающих на федеральных каналах. Сторонников точки зрения о необходимости разрыва политических отношений с ЕС немало и среди обычных граждан России, которые морально уже давно готовы к открытой фазе новой «холодной войны».

Каналы массовой пропаганды продолжают вести артподготовку в новой фазе «холодной войны», в которую Россия и Запад уже, по сути, вступили. Отличие лишь в том, что сегодня войны и их разрушительные последствия для обывателя стали виртуальными, они идут по телевизору. Военные кампании в сознании гражданина — наследие Великой Отечественной войны — а, значит, справедливы, оправданы, победоносны. До сих пор власть черпает идеологическую и моральную поддержку в оправдание своих действий по отношению к оппозиционно настроенным гражданам из итогов ВОВ. Так называемая «несистемная оппозиция» маркируется пропагандистами как «пятая колонна» внутри России, которая перешла на сторону «ИХ» — врага, желающего подчинить, унизить, разрушить, не допустить процветания России.

В любом обществе на определенных этапах развития системного социально-экономического кризиса накапливается негативная социальная энергия внутри населения, которая ищет выход.

Власть пытается направить эту негативную энергию на обобщенный враждебный «Запад» плюс «пятую колонну» внутри страны, к которой приписывается вся несистемная оппозиция.  Несистемной оппозиции не дается право на политическую субъектность в современной российской политике. Для власти выгодно выставлять внутренние угрозы. связанные с кризисом, как угрозы «извне», как очередной акт агрессии со стороны «ИХ», как отголосок Великой Отечественной. В этом случае любая критика власти обретает статус аморальной, направленной на умаление заслуг наших ветеранов и жертв, которые понес Советский Союз для победы в ВОВ. Фактически, если говорить метафорами, складывается впечатление, что для общественного сознания идет подготовка к новой «Отечественной войне» с внешним врагом плюс с «пятой колонной» внутри страны.

Действия несистемной оппозиции по нахождению объекта, куда можно направить негативную социальную энергию, также понятны. Она пытается направить негативную социальную энергию населения непосредственно на российскую власть, «вовнутрь» российской политической системы. Если продолжать использовать метафоры, возникает ощущение, что для общественного сознания идет подготовка к новой «гражданской» войне, войне с действующей властью, которая «ведет страну в никуда».

Поэтому метафорический ответ на риторический вопрос «Хотят ли русские войны?» в моей версии следующий: власть морально готова к «новой Отечественной» войне с внешним врагом плюс с «пятой колонной» внутри страны. Несистемная оппозиция морально готова к «новой гражданской» войне с властью, к «революции мирным путем», более точно.

Слава богу, речь сейчас идет о виртуальной альтернативе между «новой гражданской» и «новой Отечественной» войнами. Но мирная альтернатива всему этому не просматривается. «Ястребы» побеждают.

Блог Игоря Минтусова: Конъюнктурный закон

Все-таки Конституция — это не пустой звук. Несмотря на то что общенародное голосование за поправки проходило «оптом», граждане России еще долго «в розницу» будут получать вытекающие из голосования по поправкам к Конституции последствия на многие годы вперед.

Пример. Одна из поправок 2020 года к Конституции затронула такую внешне эффектную тему, как защита исторической правды и запрет на умаление значения подвига народа при защите Отечества. Еще во время обсуждения поправок известные конституционалисты России (Т. Г. Морщакова, О. Г. Румянцев) отмечали, что применение этой статьи приведет к сокращению многообразия политических взглядов и профессиональных позиций. Не говоря уже об ущербе в целом для исторических и общественных наук.

Ярким примером подтверждения такой тенденции стал проект ФЗ, внесённый недавно группой депутатов от «Единой России» во главе с Ириной Яровой, начинавшей свою политическую карьеру в социал-либеральной партии «Яблоко» и заканчивающей ее на самом консервативном фланге правящей партии. В статье закона УК о реабилитации нацизма Ирина Яровая и др. предложили дописать наказание за оскорбление ветеранов Великой Отечественной войны. Эффектно. Поправка пышет праведным гневом. Гневом лицемерия. В чем же лицемерие, может спросить читатель. А вот в чем.

С моей точки зрения, патриотическая деятельность, а на самом деле псевдопатриотическая деятельность многих депутатов ГД по отношению к ветеранам ВОВ часто носит имитационный характер. Складывается впечатление, что ветераны ВОВ не являются для депутатов ГД политическими субъектами, они являются политическими объектами, которые используются для решения конкретных политических задач. Парламентские партии регулярно превращают ветеранов ВОВ в некий бронзово-лубочный образ и решают с их помощью свои мелкотравчатые или крупнотравчатые политические задачи. Как то: консолидация общества вокруг своей партии, которая «защищает» ветеранов от идеологической «агрессии» внешних вражеских сил, которые хотят «умалить» подвиги наших дедов. Или борьба со своими политическими оппонентами внутри страны, которые «оскорбляют» ветеранов ВОВ. Тема ветеранов переводится в плоскость морали.

Вопросы нравственности и морали, наряду с правом, инициаторы поправки ставят на службу репрессивному законодательству, лишая возможности проведения любых общественных дискуссий по самым актуальным вопросам развития России. Это, в частности, вбивает клин между поколениями, которые, естественно, по-разному оценивают те или иные исторические события.

Ветеран, сформировавший собственную картину мира под влиянием тоталитарной советской пропаганды и опыта всей своей жизни в СССР, с одной стороны, и молодой человек, родившийся уже в современной России, растущий в цифровую эпоху и получающий альтернативные факты эпохи постправды, могут иметь различные представления как о текущей социальной и политической повестке, так и о главных исторических событиях в прошлом.

Введение дополнительных норм наказания в УК РФ за различное понимание исторических событий — это маленький, но очередной шаг в направлении формирования законодательства тоталитарного государства, где интерпретация понятия «оскорбление ветерана» будет являться еще одним рычагом воздействия на инакомыслящих в стране. Это далеко не первый шаг. Мы наблюдаем процесс, в котором репрессивное законодательство идёт в разрез со своими же собственными законотворческими плодами. В частности, нынешняя поправка в УК РФ будет противоречить поправке в статью 75 Конституции, которая была принята в 2020 г., о социальной солидарности поколений. Поколения дедов и внуков в России могут по-разному интерпретировать неоднозначные исторические события. Принятие данного закона не будет солидаризировать разные поколения россиян. Более того, принятие этого закона приведет к потере интереса молодежи к тематике ВОВ вообще, по типу «нафига с ветеранами ВОВ связываться, если за это грозит «уголовка»?

Бессмысленно прививать уважение к ветеранам с помощью закона. Уважение к ветеранам надо демонстрировать 365 дней в году, а не только 9 мая. Закон, где не прописаны критерии «оскорбления» ветеранов, станет очередным инструментом давления власти на своих политических оппонентов.  А ветераны труда? А ветераны Афганистана и других горячих точек? Их можно оскорблять? В УК РФ давно существует статья за оскорбление и клевету на граждан России. Ее разве недостаточно?

На мой взгляд, принятие данной поправки к статье УК РФ носит конъюнктурный характер и к реальной заботе о ветеранах имеет весьма отдаленное отношение. Как говорится, всяк правды ищет, да не всяк ее творит.

Блог Игоря Минтусова: Главный стереотип россиян о власти

15 февраля в программе телеканала «Россия» «Вечер с Соловьевым» во время дискуссии о легитимности президента Белоруссии Лукашенко устами ведущего был озвучен, пожалуй, самый главный стереотип россиян о власти: «Власть должна быть сильной». Сила — основа легитимности власти, другими словами. Почему Лукашенко — легитимный президент Белоруссии? Потому что он смог удержать власть, несмотря на массовые протесты населения. Основа легитимности власти, по глубокому убеждению большинства участников дискуссии, — не доверие граждан к власти, не честный подсчет голосов по итогам голосования, а именно сильный лидер, который может удерживать власть силой. Это прозвучало как главный аргумент легитимности Лукашенко.

Эхом этому посылу вторили утверждения о начале разрушения политической системы США во время последних выборов. Аргументов было два:

  1. Трамп, действующий президент, выиграл выборы в США, а «продавшиеся» демократам суды США не засчитали Трампу победу.
  2. Действующему президенту отключили Twitter!!! Как такое может быть в демократической стране!? Куда катится мир?

Итак, где все же кроется фундаментальная ошибка, которая находится вне поля зрения обычных граждан, когда они слышат уверенный речитатив государственных пропагандистов от журналистики и ангажированных властью интеллектуалов: «сильный президент = сильная власть = сильное государство»?

В российской политической культуре, и это сложилось не сегодня, вторая часть триады читается как «сильная власть = сильная исполнительная власть».

В западноевропейской и американской политической культуре вторая часть триады читается как «сильная власть = сильная исполнительная власть + сильная судебная власть + сильная законодательная власть». Говоря языком политологов, действует классический принцип демократии — разделение трех ветвей власти. В России де-юре этот принцип также закреплен в Конституции (после принятия поправок к Конституции — с оговорками), но де-факто он давно подвергается политической коррозии.

Ошибочно называть сильным государством то, которое имеет только сильную исполнительную власть и остается устойчивым во времена митингов, демонстраций и другого рода «беспорядков». Сильным государством является то, которое функционирует в несильной (парадокс) зависимости от воли первого лица государства. Сильное государство — это когда парламент, суды (см. пример «Трамп и суды после выборов»), бизнес (см. пример «Трамп и блокирование Twitter») имеют возможность не соглашаться с политикой или решениями президента. К общественному мнению прислушиваются и парламент, и президент. Демократические страны, как правило, являются сильными государствами, несмотря на бесцветных лидеров, регулярно попадающихся в их истории.

Какой населению толк от сильной (и силы) исполнительной власти, когда на вопрос «Совпадают ли сейчас в России интересы власти и общества?» 72 % опрошенных отвечают «скорее нет» и «определенно нет», и только 25 % ответили «скорее да» и «определенно да» (Левада-центр, 2019 год).

Хочется процитировать только что вышедшую на русском языке книгу Джонатана Рауша: «При авторитарном политическом режиме преимущество получают не обладатели самого острого политического ума, а люди с наибольшим количеством солдат» («Добрые инквизиторы. Власть против свободы мысли»).

Странно называть сильным государство не по признаку благополучия граждан, экономической мощи, развитости культуры, а только по критерию мощи национальной армии и силовых ведомств.

Сильный глава государства и сильные институты государства — это разные понятия, часто взаимоисключающие.

Блог Игоря Минтусова: Финишная прямая

Законодательная власть в начале 2021 года выходит на финишную прямую ещё по двум чувствительным направлениям политической жизни в России в части прав и свобод рядовых граждан.

Первое направление — усиление контроля власти за результатами выборов через дополнительные механизмы отсечения «нежелательных» кандидатов до начала избирательной кампании.

До недавнего времени этот контроль осуществляли:

а) муниципальный фильтр;

б) искусственно завышенные нормы количества голосов, которые должен собрать кандидат для своей регистрации на выборах (пример по Москве: кандидат должен собрать 3% голосов, которые превращаются в 4,5 тыс. подписей при средней численности избирателей округа в 150 тыс.)

и для самых упорных —

в) право таинственных «почерковедов» из закрытых институтов МВД признать собранные кандидатом подписи недействительными (оспаривать их заключение бессмысленно).

Однако, по мнению депутатов ГД, этого недостаточно. Иначе нельзя объяснить появление проекта нового закона о недопущении лиц, признанных иностранными агентами, к выборам. Получили денежный перевод из-за рубежа хотя бы один раз? Теперь вас могут принять в почетные ряды иноагентов и после этого не позволят зарегистрироваться на выборах в соответствии с проектом данного закона.

Второе направление развивает тенденцию ужесточения безнаказанных действий представителей силовых структур по отношению к выходящим на митинги гражданам… Уже действует принятый в декабре закон, по которому все личные данные, сведения об имуществе силовиков и их близких должны храниться в тайне. По сути это кладет конец любым общественным расследованиям любых фактов неправовых действий представителей силовых структур, в результате которых может пострадать здоровье, имущество или даже жизнь простых граждан.

Совсем недавно парламент принял очередной законопроект, по которому за повторное неподчинение сотрудникам полиции, Росгвардии, ФСБ, Минобороны, ФСИН граждан будут штрафовать на сумму от 10 тысяч до 20 тысяч рублей или на месяц заключать под арест. Налицо ускоряющийся процесс расширения полномочий представителей силовых структур и полное отсутствие каких-либо законодательных инициатив по усилению защиты граждан от неправовых действий силовиков.

Продлим рассматриваемые чувствительные «направления» во времени.

Первое направление приведет к дальнейшей имитации института выборов. От электоральной демократии, коей Российская Федерация все еще остается сейчас, вышеуказанными законопроектами окончательно цементируется легкий, не извилистый путь к имитационной и неконкурентной электоральной демократии.

Происходят опасные для политической элиты процессы. Под давлением и напором гражданской активности власть поднимает и укрепляет защитную плотину, замазывая бетоном возможные отверстия коммуникаций между собой и недовольными группами избирателей, вместо того чтобы строить новые каналы и новые форматы коммуникации между оппонирующими сторонами. Не давая возможности дозированно «выпускать пар» народному недовольству через формат выборов, государство медленно и последовательно закладывает тротил под защитную плотину, которую само же и возводит (парадокс), и каждый подобный законопроект усиливает мощность будущей детонации.

Второе направление ведет к окончательному выводу силовых структур за пределы контроля со стороны общества. Конструированием такой специальной неподконтрольной для общества зоны сейчас и занимается «бешеный принтер» Госдумы. Исполнительная власть стремительно поглощает и переваривает остатки институтов законодательной и судебной ветвей.

Уже сейчас невооруженным глазом различаются черты полноценного полицейского государства в России, которое при таких темпах работы законодателей в ГД может приобрести окончательный вид уже к концу этого года.

Блог Игоря Минтусова: Поезд ушел

Если убрать из политической типологии современных государств модный последние 10 лет в политологии тип «гибридных» («смешанных») государств и оставить два предельно обобщенных типа, то можно выделить тип либерального государства и тип авторитарного государства.

Развилку железнодорожных путей между «либеральными» и «авторитарными» рельсами поезд российской государственности окончательно преодолел в 2012 году, а укладка рельсов в соответствующем направлении началась в 2007 году после речи президента Владимира Путина в Мюнхене. Поезд российской государственности двигается все дальше в заданном направлении, и его не остановить. С каждым месяцем и годом этот поезд проскакивает узловые станции, где теоретически можно поменять железнодорожное полотно и начать движение в сторону либерального государства. Все меньше и меньше попадается узловых станций, и корректировка движения поезда в сторону строительства либерального государства становится все менее возможной.

Причины тому две. Первая: приблизительно 55-60 % населения не хочет возвращения так называемого либерального государства. У общества с «либеральным» государством ассоциируются только «лихие» 1990-е годы, а нулевые — «тучные» с экономической точки зрения годы — не ассоциируются, хотя тогда была самая что ни на есть либеральная внутренняя политика.

Вторая причина — поражение либеральной политики внутри страны. Политические лидеры посчитали бесперспективным развитие России в либеральном направлении, и в их планы движение государства в эту сторону больше не входит. На то были и есть серьезные основания, но сейчас не об этом.

Каков же промежуточный итог движения государственного строительства в консервативном направлении с конечной станцией «авторитарное государство»?

На мой взгляд, начались серьезные сбои в движении по консервативной колее российской государственности. Внутренняя консервативная политика теряет на глазах свою эффективность. События 23 и 31 января — этому свидетельство. Сейчас легко быть Нострадамусом и предсказывать будущее. Этой легкой работой и займемся.

  1. У консервативной политики в России в настоящий момент нет альтернативы: налицо консенсус 55-60 % населения с правящей политической элитой.
  2. Внутренняя консервативная политика в России ведет к кризису с нарастающей скоростью. Навальный и «дворец» в данном случае — повод для высказывания населением недовольства этой самой внутренней консервативной политикой.
  3. На фоне снижения эффективности внутренней политики будет снижаться роль «политической» части правящей элиты, которая перестает справляться со своими задачами, и будет увеличиваться роль «силовой» части правящей элиты. Она все более становится самостоятельной силой, мало контролируемой законами (измененными специально для «силовиков»).
  4. Резкое усиление роли во внутренней политике «силовой» элиты, стоящей на страже интересов правящей элиты в их усиливающемся противостоянии с обществом, приведет к окончательному превращению России в «авторитарное государство» де-юре и де-факто к концу 2021 года (движение прыжками по нынешнему, белорусскому сценарию).
  5. Усиление «силовой компоненты» во внутренней политике приведет к радикализации протестного настроения среди 20-25 % населения с артикулированными и выраженными либеральными ценностями. Здесь нынешний белорусский сценарий мягкого противостояния общества и власти перейдет в российский сценарий с жестким противостоянием общества и власти (см. историю противостояния народовольцев, эсеров, большевиков с властью в конце XIX и начале XX века).
  6. Чем закончится — тоже понятно. Или жесткий вариант смены власти по образцу 1917-го года, или мягкий вариант смены власти по образцу 1991-го.

И в том и в другом случае с такой внутренней политикой нынешний «политический блок» политической элиты, несмотря на усилия «силового блока», вряд ли удержится к 2024 году.

Блог Игоря Минтусова: «Государственная тайна» Королевства кривых зеркал

Агентство АПЭК, которое ряд последних лет окормляет своими аналитическими материалами ЕР и АП, пригласило меня как эксперта для обсуждения «Рейтинга эффективности управления в субъектах РФ в 2020 году».

В АП и ЕР на основе анализа в том числе данных этого рейтинга будут делаться выводы об эффективности работы политических команд губернаторов России за прошлый год. Рейтинг состоит из трех блоков (политико-управленческого, социального и финансово-экономического) и 40 показателей, по которым оценивается эффективность управления в субъектах РФ.

Что бросилось в глаза: из 40 показателей, по которым оценивается эффективность управления каждым субъектом РФ в 2020 году, только три (!) имели отношение к мнению жителей данного субъекта РФ о качестве управления данным субъектом. Один из них, к слову, — голосование за поправки к Конституции РФ. Оценка работы органов региональной власти НАСЕЛЕНИЕМ отсутствует в принципе: здравоохранения, образования, ЖКХ, транспорта, межнациональных отношений и пр.

На мой вопрос, почему среди показателей оценки эффективности управления  регионами нет оценки населением регионов вышеуказанных ключевых сфер жизнедеятельности, коллеги рассказали, что последние 10 лет данные об оценке населением работы регионального здравоохранения, образования, ЖКХ, транспорта являются закрытыми (?), они  недоступны даже авторам  рейтинга, который, повторюсь, кладется на стол в АП и ЕР и который  так или иначе оказывает определенное влияние на политическую устойчивость/неустойчивость тех или иных губернаторов.  Отмечу, что во второй половине девяностых и в первой половине нулевых годов социологические данные о мнении населения в регионах о качестве здравоохранения, образования, работы ЖКХ, транспорта были открытыми (данные так называемого «Георейтинга»). Эти исследования проводились и проводятся до сих пор социологической компанией ФОМ. Ее руководитель, очень авторитетный в профессиональном сообществе человек, рассказывал, что, когда в 1990-х запускался этот проект, одним из условий договора, которое поставил ФОМ (!) перед АП (с которой заключался договор), была обязательная публикация данных «Георейтинга» на сайте ФОМ. Так было 20 лет назад. 10 лет назад «что-то пошло не так».

У меня возникло смутное ощущение, что я ненароком приблизился к какой-то очередной «государственной тайне» и невзначай ее пнул. Получается какой-то замкнутый круг: АП и ЕР активным образом помогают тому или иному кандидату в губернаторы выиграть губернаторские выборы, потом этот губернатор оценивается по 40 показателям, только три из которых имеют отношение к общественному мнению (оставлю за скобками вопрос, какое отношение к эффективности управления регионом имеет уровень поддержки голосования населением за поправки к Конституции РФ?). Если регион «хорошо» проголосовал за поправки к Конституции РФ в 2020 году, то значит ли это, что эффективность управления регионом высокая? Или, например, если население «плохо» (в смысле — «мало») проголосовало за ЕР на региональных выборах, значит ли это, что «эффективность управления» регионом — плохая? А как относится население к ситуации в образовании, ЖКХ, здравоохранении — это второстепенная информация, которая не влияет на оценку губернаторов федеральной властью. Эта информация доступна для сотрудников АП, но недоступна для экспертов АП, которые готовят для АП же свои рейтинги.

Другой известный пример. АП вначале осуществляет мудрое курирование политического контента федеральных ТВ-каналов, а потом федеральные политики, по сути дела «заказчики» этого контента, смотрят свой же контент, ужасаются (или радуются) этому контенту и на основе увиденного принимают решение. «Что ХОТЕЛИ увидеть в реальности, то и увидели в ТЕЛЕВИЗИОННОЙ реальности».

Королевство кривых зеркал?

Блог Игоря Минтусова: Социальные сети — «твари дрожащие или право имеют»?

Решение собственников Twitter и Facebook и присоединившихся к ним владельцев ряда других мессенджеров заблокировать аккаунты действующего президента США после известных событий 6 января этого года в Вашингтоне — одна из новостей, вызвавшая бурное обсуждение среди политизированной общественности не только США, но и России.

Почему эта тема стала такой актуальной, возбудив всех, но в первую очередь политический класс? Председатель партии «Единая Россия» Д. А. Медведев не удержался и на дипломатическом языке заклеймил позором владельцев указанных сетей, которые нарушают свободу слова, права человека и прочая, прочая. Министр иностранных дел С. В. Лавров высказался, что «каждый человек имеет право на свободное выражение свободного мнения» и вежливо напомнил американским законодателям, что США — участники конвенции о защите прав человека и других международных соглашений. Лавров дал понять, что бездействие властей при очевидном нарушении прав на свободу слова гражданина США Дональда Трампа не приветствуется российскими властями. Про руководителя департамента информации МИД М. В. Захарову не говорю: она всегда и по всем поводам высказывается.

Почему такой ажиотаж? Социальные сети разве раньше не блокировали неподобающую лексику, hate speech, тексты, разжигающие расовую и национальную вражду, аккаунты террористов, педофилов, наркоманов и пр.?  Конечно, да. Обычное дело. Либо в соответствии с правилами самих мессенджеров, либо по решению суда. И никаких всплесков общественной активности власти на таком уровне. А тут вдруг. Почему?

Ответ прост и лежит на поверхности. Социальные (отметим, частные) сети покусились на святое — на аккаунт действующего президента! Да еще какой страны! А если это распространится и на другие страны?  Если так и дальше пойдет, то и президента России могут заблокировать! Непорядок. (Маленькое утешение, что президент России не имеет аккаунтов в социальных сетях.) Но многие федеральные политики России имеют. Тут есть о чем беспокоиться политическому классу. Проклятия, посылаемые по поводу нарушения «свободы слова» социальными сетями, имеют, как мы видим, простое объяснение. Политическая власть в лице высших руководителей не привыкла, чтобы ее блокировали частные лица на основе своих представлений «о добре и зле».

Политическая власть сама привыкла блокировать своих политических оппонентов на основе своих представлений «о добре и зле». Власть явно не готова отдавать свою монополию на блокирование аккаунтов в частных социальных сетях частным владельцам социальных сетей.  Закрыть аккаунт гражданина по решению судебной власти — понятно. А вот чтобы аккаунт закрывался не по решению судебной власти, а по решению собственников мессенджера, частных лиц — непонятно представителям нынешнего политического класса России. Точнее, понятно, но принимать это российским политикам не очень хочется. И это один из тех редких случаев, когда они публично начинают говорить о свободе слова и готовы, я думаю, цитировать первую поправку к конституции США, равно как и клеймить законодателей США за ее игнорирование. «Картина маслом»!

И здесь мы вплотную приблизились к более фундаментальному вопросу, чем даже вопрос о свободе слова. Это вопрос взаимоотношений собственности и власти.  Разные государства решали этот вопрос по-разному в различные периоды своей истории. По-разному решают и сейчас. И если в конфликтах между властью и собственностью в России всегда побеждала власть, то в США в подобных конфликтах власть побеждает далеко не всегда. Закрытие аккаунта действующего президента США частными лицами, владельцами социальных сетей — как раз тот случай и яркая тому иллюстрация.

Социальные сети обретают политическую субъектность. С их владельцами надо разговаривать. Их надо убеждать и — о ужас! — даже договариваться с ними. Они — «право имеют». У них свое представление о «добре и зле».

Блог Игоря Минтусова: Новогоднее поздравление президента. Послесловие

Апелляция к прошлому с каждым годом звучит все громогласнее в отечественной околовластной риторике. Величие Российской империи, победа в Великой Отечественной, «страшные» девяностые и «сытые» нулевые — все это может выступать в качестве аргументации при ответе на вопрос, почему сейчас «стабильное и спокойное» время. Риторика обращения к прошлому используется как осознанная попытка сгладить очевидные «шероховатости» времени настоящего. Признание время от времени явных проблем, существующих внутри страны, выливается не столько в процесс поиска путей их решения, сколько в их метафизическую маскировку. На роль ширмы была избрана тактика «политики исторической памяти», которая должна справиться с задачей нивелирования трудностей, реально существующих у многих жителей нашей необъятной страны. Какими же тезисами на данном этапе пользуется власть, следуя выбранному курсу?

Лидеры страны часто отсылают к победам и успехам лет давно минувших. Конечно, вклад в победу во Второй мировой ни в коем случае нельзя отрицать, однако создается впечатление, будто именно этот исторический эпизод используется как основополагающий повод для гордости подвигом предков именно современной России. Отметим, что речевые обороты становятся все жестче, агрессивнее, чему подтверждение новогоднее обращение президента в уходящем 2020 году. «Зараза нацизма», которая была одолена в 40-х годах прошлого века, явно употреблена в аналогии с пандемией века текущего. Сравнение яркое, однако, неочевидное. Тактика воззвания к единству общего прошлого, патриотизму и духовным скрепам отзывается в сердцах россиян, но есть ощущение, что эффективность ее постепенно снижается. Пелена, навешенная «политикой исторической памяти» на глаза целевой аудитории, постепенно рассеивается. Это можно увидеть на протестных акциях и выступлениях, особенно в регионах, куда выходит не только молодежь. Аудитория пропагандистских передач на федеральных ТВ среди людей старшего возраста медленно, но верно сокращается.

Целенаправленная актуализация событий прошлого вместо напрашивающейся острой повестки дня сегодняшнего работает недолго и вряд ли приведет к желаемым результатам. Люди, обессиленные от навалившихся на них трудностей повседневной реальной жизни, от которой их упорно отвлекали, вероятно, скоро устанут гордиться успехами великого прошлого без выдающегося настоящего.

Неужели спичрайтеры первого лица не могут предложить хотя бы в короткой новогодней речи отметить достижения и победы нашей страны за прошедший год? Когда слышишь новогоднее обращение президента, где те события в минувшем году, которые дают повод гордиться гражданам России? Где российские Цукерберги, Илоны Маски? Где полеты на Марс и дальше? А если этих успешных примеров спичрайтеры не могут найти в российской реальности, то тогда, может быть, стоит почаще обновлять состав правительства или руководителей государственных корпораций? Чтобы пришли те, кто сможет создать условия для появления российских Цукербергов и Илонов Масков. Формула «своих не сдаем» работает на внутреннем политическом рынке, но на социальном рынке эта формула не работает. Здесь важны конкретные достижения и успехи, а их нет. И потому президент вынужден был в новогодней речи обращаться к успехам полувековой давности.

Блог Игоря Минтусова: Гуманитарное невежество

«Наш общественный и государственный порядок всегда был основан на невежестве. Создавалась традиция невежества. Наша история есть организация природного, стихийного русского невежества. Наше общество и государство никогда не могли преодолеть внутреннего страха перед образованностью. Отдельные лица кричали об образовании, угрожали гибелью, рыдали, умоляли, но общество в целом и государство пребывали в невежестве и оставались равнодушны ко всем эти воплям». (Г. Г. Шпет, 1922 год)

Сразу хочу оговориться, что под невежеством мы понимаем не временный или случайный недостаток знания, а такое невежество, которое создается государством и намеренно им оберегается или культивируется. Или, другими словами, невежество, которое является результатом деятельного усилия государства, вследствие чего «исключаются определенные области и объекты знаний из числа тех, которые могут быть известны каждому» (А. Штейнзальд, А. Функенштейн, 1997).

Начну с хорошего. В России последние 20-25 лет продолжается бум переводов гуманитарной нехудожественной (non-fiction) литературы практически во всех областях гуманитарных знаний: философии, экономики, политики, психологии, социологии и прочая, прочая. Рай для профессионалов и обычных граждан — любителей медленного чтения.

Теперь — о плохом. Консервативно-охранительная внутренняя политика государства медленно, но верно заполняет и образование. Речь идет в первую очередь об общегуманитарном образовании в таких экзотичных для россиян дисциплинах, как основы гражданского общества, толерантность (есть и такая дисциплина), правовое сознание, история демократий, авторитаризма, тоталитаризма, основы критического мышления. Отсутствие вышеуказанных дисциплин в перечне общеобразовательных компетенций — предмет обсуждения в Минобрнауки и курирующих это министерство политиков из ГД или АП. Это государственная политика в области образования, результаты которой создают упомянутые области «невежества» россиян.

А теперь об информационном поводе, который и явился причиной написания этого поста. Генпрокуратура в декабре 2020-го года признала нежелательной организацией в России Ассоциацию школ политических исследований при Совете Европы (в России она больше известна как Московская школа гражданского просвещения Елены Немировской и Юрия Сенокосова). Эта школа работала в России с начала 1990-х годов, туда набирали ежегодно около 100 слушателей до 35 лет и 4 раза в год перед слушателями школы выступали выдающиеся представители российских и европейских интеллектуалов из различных областей гуманитарных знаний, как, например, Борис Джонсон (нынешний премьер-министр Великобритании), Юрий Левада (основатель «Левада-центра»), Александр Аузан (декан экономического факультета МГУ), Дмитрий Зимин (основатель «Вымпелкома»), Аркадий Дворкович, Евгений Ясин и т. д. Среди выпускников школы такие известные российские политики из противоположных политических лагерей, как Владимир Рыжков и Ирина Яровая. Школа жила исключительно на гранты, для слушателей обучение было бесплатным. Больше этой школы в России не будет. В Уголовном кодексе РФ есть статья, предусматривающая уголовное наказание за сотрудничество с нежелательной организацией, поэтому теперь то, что человек является слушателем этой школы, может оказаться уголовно наказуемым деянием.

Резюме. За счет целенаправленной внутренней политики в области образования ликвидировать конкретные лакуны гуманитарного «невежества» (перечислены в начале поста) гражданину России становится небезопасно. Хочется закончить этот материал цитатой из «1984» Д. Оруэлла: «Невежество — сила». Лучше и не скажешь про политику в области негосударственного гуманитарного образования в России по состоянию на январь 2021 года, объявленного в России Годом науки и технологий.

Блог Игоря Минтусова: «Не белая и не пушистая» внутренняя политика России. Декабрь 2020

«Вы можете выбрать машину любого цвета при условии, что этот цвет будет черным» (Генри Форд, основатель компании «Форд»)

На пресс-конференции 17 декабря журналист ВВС Стивен Розенберг задал президенту России вопрос, краткая суть которого заключалась в том, что Россия винит в постоянной напряженности между ней и странами Запада внешние силы. Чувствует ли сам президент ответственность за это, или российские власти «белые и пушистые»?». «По сравнению с вами — да! Мы белые и пушистые», — ответил президент. 

Можно согласиться с президентом России, что во внешней политике российские власти по сравнению с США действительно выглядят как «белые и пушистые», когда речь идет о паритете в гонке вооружений, который США в последние годы методично разрушают. 

Однако насколько Россия «белая и пушистая» в своей внутренней политике? Существует много признаков, по которым, с моей точки зрения, власть «белой и пушистой» во внутриполитических делах в России назвать нельзя.

  1. Власть баррикадируется.

За последние месяцы уходящего 2020 года юридические строители баррикад вокруг интересов правящей партии и защищающей ее силовой элиты перешли на двухсменную работу без выходных. Бетонирование бетонных стен во внутренней политике России идет полным ходом. Ужесточение законодательства наглядно отражает своеобразную запретительную idée fixe власти. 

Складывается впечатление, что ограничение или сокращение свобод и прав граждан в России стало главной целью работы Госдумы за последние месяцы. Ужесточение контроля над интернет-пространством: закон о блокировке YouTube и Facebook за «цензуру», запрет на политагитацию в соцсетях.  Законопроект о признании иностранными агентами физических лиц, в расширительную трактовку которого попадает большая часть российских граждан. Выйдя в офлайн, мы видим пакет законопроектов об ужесточении проведения митингов и пикетов, штрафы за продажу гаджетов без установленного отечественного ПО и прочее, прочее, прочее. 

Одержимость запретами, выраженная в принятии вышеперечисленных законодательных инициатив, вряд ли повлияет на жизнь россиян в положительном ключе. Но помимо этого очевидного вывода можно сделать и другой. Власть начинает чувствовать себя неуверенно по отношению не к внешним, а к внутренним угрозам в стране. А что такое «внутренние угрозы» для власти в стране? Общественная и гражданская политическая активность граждан, которая в теории может привести к смене власти. Поэтому власть компенсирует эту неуверенность ужесточением законов, направленных на усиление контроля за гражданами и их общественно-политической активностью. Отсюда и звонкие ярлыки «иностранный агент» для физических лиц, граждан России. Еще один шаг, и «иностранный агент» легко превращается во «врага России». Все это уже мы проходили в 1930-е годы в СССР. Все это было.

  1. Выбор без выбора. 

Журналист в своем вопросе Владимиру Путину не зря акцентировал внимание на том, что тот «находится 20 лет у власти». За 20 лет прошла очень большая эволюция взглядов власти на оппозицию. В 2002 году тогдашний президент России В. Путин отдыхал, катаясь на горных лыжах с лидером оппозиционной политической фракции СПС в Госдуме Б. Немцовым.  В 2003 году тот же президент поздравлял лидера партии «Яблоко» Г. Явлинского с преодолением пятипроцентного барьера для прохождения в Госдуму. (Позже выяснилось, что это было преждевременно: «Яблоку» в итоге не хватило 0,5%.)  И так далее, и так далее.

А что сейчас? Оппозиция, пользующаяся определенной поддержкой населения, вынуждена справляться с бесчисленной плеядой искусственных (!) препятствий на пути попадания в законодательные, муниципальные, региональные органы власти. Я имею в виду знаменитый «муниципальный фильтр». Складывается впечатление, что «белая и пушистая» российская власть не может допустить на стратегически важные позиции в политических институтах представителей: 

а) с иным мнением и повесткой, отличной от партии власти;

б) ярко и активно критикующих ЕР, и власть в целом.

На людей, которых уже не зазорно назвать «вечной несистемной оппозицией», заводятся административные (в лучшем случае) и уголовные дела по статьям, пространно и абстрактно написанным, формулировками которых можно объяснить неправомерность, по сути, любого действия любого гражданина. «Закостенелость» и необновляемость власти все больше становится похожей на нормальность и обыденность. Разве может являться «белой и пушистой» в глазах либеральных и лояльных граждан власть, которая:

  1. Строит юридические бастионы, защищая себя от общественного контроля и делая себя, по сути, неуязвимой перед законом.
  2. Создает фактически невозможность гражданам проголосовать за тех, за кёого они считали бы нужным и хотели бы проголосовать на выборах.

Из этих двух пунктов можно сделать вывод, что внутриполитически власть в России слаба. Сильная власть имеет достаточный набор мотивирующих идей, целей, программ, которые объединяют вокруг себя большие общественно-социальные группы и приводят эти группы в соответствующее движение по направлению к целям, результатам, достижениям. Слабая власть, не имея ресурсов мотивировать общественно-социальные группы, сосредоточена на удержании достигнутого и отсечении своих потенциальных конкурентов на дальних подступах к властным вершинам. Слабая власть не уверена, что она может победить в открытой конкурентной борьбе на выборах, поэтому открытые и конкурентные выборы слабая власть не устраивает. Это все ведет к негативной селекции, социально-политической стагнации и в итоге — к глубокому социально-политическому кризису, который будет не в следующем году. Это — мой оптимистичный прогноз на следующий год.

Блог Игоря Минтусова: Новогодние прогнозы

Близится Новый год. Время надежд и время прогнозов. Заглядывать в будущее – неистребимое человеческое желание. Прогнозы на 50 лет и дальше относятся к малооперациональным прогнозам. Прогнозы на 1-2 года имеют прагматический смысл. Попробую сделать прогноз на следующий год.

Речь идет о социально-политическом прогнозе.  Итак. 

  1. К лету следующего года в общественном настроении сильно увеличатся социально-психологическая депрессия и апатия. Причины этого на поверхности: затяжная и стагнирующая волна коронавируса, с одной стороны, стагнация экономических доходов населения — с другой.
  2. Социально-психологическая депрессия медленно, но верно увеличит вероятность роста активного протеста больших групп населения. Где это произойдет конкретно и каков будет конкретный повод — вопрос технический и отчасти случайный. Или непродуманное конкретное политическое решение — Фургал и Хабаровск, — или масштабная фальсификация голосов на конкретных выборах в 2021 году, или экологический протест в конкретном регионе — Шиес, Башкирия.  Важно, что большие группы населения будут внутренне готовы к этим протестам.
  3. Прежняя пропагандистская модель работы власти с населением — «управление страхами», а именно перевод де-факто внутриполитической «проблемы» за границу (в Вашингтон или Брюссель) — будет работать все менее эффективно. Вид нищающих или, что хуже, умирающих на твоих глазах родственников или знакомых вряд ли удастся списать в общественном мнении на «происки Запада».
  4. Генерация страхов населения, не всегда связанных с ошибками власти, будет приводить к увеличению спонтанного и хаотичного активного протеста. Он будет подавляться силовыми методами все более и более жестко (см. развитие событий в Белоруссии). Уверен, российская власть очень внимательно следит за тем, что там происходит. Я бы сказал, идеальный   полигон в реальном времени. Все по-настоящему.  Сможет ли правящий режим удержать силовыми методами власть в ментально близкой нам стране в масштабном противостоянии с населением?  И до какой степени власть сможет использовать насилие?
  5. В итоге я вижу четыре сценария внутриполитических событий в России, три из которых реальны, а один умозрительный: плохой, очень плохой, умозрительный и традиционно русский. Все они базируются на прогнозе роста социально-психологической депрессии населения.

Плохой сценарий. Возникновение очагов активного неорганизованного и хаотичного протеста, который подавляется жесткими силовыми методами без серьезных политических последствий.

Очень плохой сценарий. Подавление неорганизованного и хаотичного протеста приводит к человеческим жертвам, что вызывает резкую эскалацию уличных массовых протестов.  Они подавляются с серьезными политическими последствиями (изучаем Белоруссию сегодня). В двух рассмотренных сценариях предполагается, что внутренняя политика не меняется. 

Третий сценарий внутриполитических событий — умозрительный. Под интересы правящей партии и силовых структур перестают создаваться новые законы или переписываться старые.  Гражданские и политические интересы указанных социальных групп уравниваются с гражданскими и политическими интересами остальных социальных групп в России. Внутренняя политика становится более либеральной, уменьшается поле для жесткого противостояния между различными группами населения. 

Четвертый сценарий — традиционно русский. Он называется «Авось пронесет». Внутренняя политика не меняется, и ничего не происходит. И действительно в 2021 году может ничего не произойти.  Не самый плохой сценарий, не так ли?

С наступающим Новым годом!

Блог Игоря Минтусова: Законотворчество в России как отражение интересов правящих элит

В юридической науке давно существует дискуссия о двух альтернативных профессиональных идеологиях — формализме и инструментализме. Первая — формализм — утверждает абсолютную автономию юридической формы по отношению к социальному миру. Другими словами, право рассматривается как свод законов и система правил, которые не зависят от социальных воздействий и лишены социального измерения (П. Бурдье). Вторая идеология — инструментализм — понимает право как инструмент на службе у власть имущих. Инструментализм отражает прямое соотношение существующих политических сил на данный момент, а последние, в свою очередь, выражают интересы стоящих за ними экономических и бизнес-групп. Безоговорочную победу в России одержала вторая идеология — инструментализм.

Победившие бизнес-группы и правящая политическая партия денно и нощно обустраивают свое «юридическое» жилье: принимают законы или даже меняют Конституцию, в первую очередь в своих политических и экономических интересах.

Другими словами, законодатели создают законы, удобные и выгодные правящему политическому классу и поддерживающему его бизнесу. Например, принимают в Госдуме законы для поддержки частных «лояльных» российских компаний, которые попали под международные санкции, за счет денег всех налогоплательщиков (не путать интересы частного «лояльного» бизнеса с интересами всего российского бизнеса). 

Или, например, политический правящий класс ужесточает регламентирование российских выборов, чтобы усложнить процесс избрания кандидатам не от правящей партии и облегчить процесс переизбрания им самим. Это происходит явно не в интересах простых граждан, которым предлагают сокращенный и упрощенный вариант политического меню в бюллетенях для голосования.

Или из последнего: главы трех думских комитетов В. Пискарев, В. Никонов и А. Хинштейн подготовили законопроект о приоритете детей правоохранителей при зачислении в профильные вузы. Для чего? Чтобы усилить мотивацию правоохранителей работать в рамках «инструментальной» юридической идеологии, т. е. еще лучше отражать и обслуживать интересы правящего политического класса?

А не хотят ли главы этих же комитетов подготовить, скажем, законопроект о приоритете детей врачей, которые борются сейчас с ковидом, при зачислении их в профильные вузы? Или это вопрос второго порядка значимости для депутатов ГД? Или приоритет детей врачей не попадает в мейнстрим проводимой политики?

Пример, понятный жителям Москвы: мэрия Москвы, обустраивая город, думает, на мой взгляд, в первую очередь о зарабатывании денег в бюджет города и только во вторую очередь — о гражданах города (о них тоже, естественно, думает. Но именно во вторую очередь, чтобы все-таки меньше возмущались). 

Резюме. С моей точки зрения, законы в России в настоящее время принимаются по приоритетам: во-первых, в политических интересах правящей партии, во-вторых, в интересах бизнес-групп, поддерживающих правящую партию, и только в-третьих — в интересах большинства граждан страны. Очень бы хотелось, чтобы пункт «в-третьих» оказался в нашей стране пунктом «во-первых» в системе приоритетов. Когда-нибудь.

АСК «Никколо М» вошло в ТОП-20 коммуникационных агентств в ноябре 2020 года

Компания «Медиалогия» специально для Ассоциации компаний-консультантов в области связей с общественностью (АКОС) подготовила медиарейтинг PR-агентств за январь 2020 года.

АСК «Никколо М» вошло в ТОП-10 коммуникационных агентств по медиаактивности.

Рейтинг построен по российским СМИ на основе базы СМИ системы «Медиалогия», включающей более 53 тыс. источников: ТВ, радио, газеты, журналы, информационные агентства, интернет-СМИ.

Результаты рейтинга по ссылке: https://www.mlg.ru/ratings/business/pr/7965/

Блог Игоря Минтусова: Национальная идея России

Вопрос «Какова национальная идея России?» — один из «вечных» вопросов нашей страны. На всякий случай, во избежание разночтений, зафиксируем определение «национальной идеи», с которым я согласен: «Каждый народ как большое живое существо имеет свое предназначение, свой высший смысл, свою национальную идею. Это его суть, его природа, его натура, не какой-то один человек ее придумывает» (В. Карелин). По моему мнению, не менее 90 % населения должны ее разделять и мотивироваться национальной идеей на регулярные системные действия. Если этот процент существенно меньше, то национальная идея превращается в идеологию, которая движет вперед к активным созидательным (или разрушительным) действиям от нескольких процентов до нескольких десятков процентов граждан страны. Этого, впрочем, вполне достаточно, чтобы поменять любой политический режим.

Ответы на вопрос, что такое национальная идея, в разные столетия политическая власть в России устами своих придворных мыслителей давала разные. Например, «Москва — третий Рим, а четвертому не бывать» (XVI век), «Православие. Самодержавие. Народность» (XIX век). В XX веке во времена СССР вопрос о национальной идее Советской России был переформатирован в вопрос о миссии Советской России — «Построение социализма и коммунизма в СССР» и в конечном итоге во всем мире.

После распада СССР и исчезновения миссии Советского государства вопрос о национальной идее России опять актуализировался. Хорошо помню, как в 1997 году президент Б. Н. Ельцин поставил перед своими помощниками задачу найти или разработать национальную идею России. Задача не была выполнена. Дмитрий Медведев, будучи президентом, национальной идеей нашей страны называл сначала благосостояние граждан, а потом — модернизацию (2009 г.). Владимир Путин в 2018-м назвал патриотизм главной национальной идеей России.

С моей точки зрения, если мы говорим о социально-политическом прагматизме, любая национальная идея должна иметь большую социальную энергию, направление развития и мотивировать нацию двигаться в указанном направлении. В этом смысле ни один из вышеприведенных вариантов национальных идей для нынешней России не мотивирует нацию двигаться вперед. Нацию мотивирует к движению вперед, как правило, не национальная идея, а национальная миссия, которая как раз и указывает направление развития, имеет социальную энергию и мотивирует нацию двигаться в данном направлении.

В истории России, на мой взгляд, таких миссий было две.

  1. Миссия «Империя». Россия — империя, которая должна развиваться территориально, окультуривая и развивая другие народы, которые находятся на пути (попадаются по пути) расширения империи.
  2. Миссия «Коммунизм». Россия — первое социалистическое государство, которое построит коммунизм и укажет путь остальным народам и государствам, куда им развиваться.

Интеллектуальные осколки этих исторических и очень продуктивных в свое время миссий периодически всплывают на поверхность и сейчас, но ни одна из них не дотягивает до условных 90 % поддержки от общей численности населения, при которой может начаться тектоническое движение нации в одном направлении. Если выставлять эти два варианта «исторических» миссий на общественный тендер, то, по формальным параметрам, шансы миссии России как «Империи» стать победителем тендера выглядят предпочтительнее. Аргументы, подтверждающие этот выбор, — «крымский консенсус» и достаточно широкая общественная поддержка в России событий в Восточной Украине.

В чем системный «ограничитель» развития миссии «Империя»? Отсутствие поддержки этой миссии извне (т. е. за пределами России сторонников российской «неоимперии» будет найти непросто). Итоговый вывод на настоящий момент: по «социологическим» очкам на общественном тендере в России побеждает миссия «Империя». И пока не просматривается никакая иная миссия, способная составить ей серьезную конкуренцию.

Блог Игоря Минтусова: Бесконечная империя или бесконечный тупик?

Несколько дней назад мне в руки попалась только что вышедшая книга «Бесконечная империя» А. Абалова и Вл. Иноземцева (М., Альпина паблишер, 2021). Обозначенная тема не может оставить равнодушными тех, кто пытается понять, что будет с Россией через 10-20 лет. Вопросы, на которые хочется найти ответ, — в какой степени у большинства граждан России на сегодняшний день сохраняется «имперская» ментальность, насколько этого достаточно для имперского ренессанса современной России и куда заведет Россию этот ренессанс Империи?

  1. В процессе своего анализа авторы выделяют четыре фобии, которые подталкивают политическую элиту страны двигаться в том направлении, в котором элита и двигается: фобия «распада страны»; фобия «ощущения присутствия врагов, действиями которых объясняются… проблемы Империи»; фобия ущемления российского «суверенитета»; фобия «панического страха перед альтернативными мнениями, разными точками зрения, любой протестной активностью». Эти фобии распространены как среди элиты, так и среди широких слоев населения, подчеркивают авторы. Наличие этих фобий будет подталкивать политический класс к еще большему ужесточению внутренней политики в России. К репрессиям, другими словами. Это мой прогноз.
  2. «Имперская» ментальность присуща большинству россиян. Это констатация факта, полученного эмпирическим путем во многих социологических исследованиях. Элита адекватно отражает в своих действиях эту ментальность россиян и идет вместе со своими избирателями, взявшись за руки, как люди на картине Питера Брейгеля Старшего «Слепой ведет незрячего».
  3. Ренессанса «Империи» в России не получится, этому препятствует множество факторов, в первую очередь внутренние экономические и во вторую — внешние политические факторы: «трагичность внешнеполитической ситуации обусловлена ее вероятной немодифицируемостью в ближайшее десятилетие» (авторы книги).

Вывода для себя я делаю два:

  1. Одной из фундаментальных основ внешней и внутренней политики любого государства является соответствие ценностей, разделяемых правящей политической элитой, с ценностями большинства избирателей данной страны. Российская политика последних 20 лет, восстанавливающая структуры имперского пространства на постсоветском пространстве, базируется на «имперском» сознании простого большинства россиян (50% +1). Поэтому, когда многие из нас, и я в том числе, справедливо критикуют российскую внешнюю политику правящего политического класса, вспоминается грубоватая народная пословица: «На зеркало неча пенять, коли рожа крива».
  2. Я вижу геополитический тупик этой неоимперской или постимперской политики в горизонте следующих 10-20 лет. Возможно, так думают и многие из правящего политического класса. Ментальность населения не меняется по желанию политической элиты. А в данном случае политическая элита (и обслуживающие ее аналитики и пропагандисты) действует синхронно в соответствии с «чаяниями масс».

Один из  итоговых  выводов авторов: «Трансформация нынешней России в современное государство не рассматривается ее элитами как опция именно по причине нежелания расставаться с имперскими комплексами и иллюзиями… Российский консерватизм представляет собой  консервацию практически всего — как хорошего, так и плохого, — что было достигнуто Московией, Россией и Советским Союзом в ходе их имперской эволюции, с единственной целью не дать эпохе закончиться, если не пространственно, то хотя бы ментально».

И вопросы, которые у меня остаются: неужели правящая политическая элита (политики плюс их консультанты) не видит стратегическую бесперспективность неоимперской политики для России? Или они оптимисты? Или они видят то, чего не вижу я? Или они не видят альтернативы неоимперской политике России?

Блог Игоря Минтусова: бетонирование бетонных стен

Один из основных посылов в отечественном информационном пространстве за последние 10 лет: Россия окружена врагами со всех сторон, враги все множатся и становятся все злее. Внешнего «врага» оказалось мало, законодательные архитекторы из Государственной думы уже давно и вдохновенно занимаются конструированием образа внутреннего врага.

Это нашло отражение в ряде законопроектов, первый из которых — закон «Об иностранных агентах» от 2012 года. Суть закона предельно проста: финансируемые из-за рубежа общественно-социальные НКО должны самостоятельно регистрироваться в Минюсте как «иностранные агенты». Из политического поля российской внутренней политики были вытеснены акторы, не попадающие в мейнстрим нынешней кремлевской политики. На сегодняшний день в реестре иностранных агентов 68 организаций, среди которых: известная социологическая служба «Левада-центр», Московская школа политических исследований, фонд «Династия» Дмитрия Зимина.

С 2014-го и по сей день закон об НКО и иностранных агентах обрастает поправками и дополнениями.  Так, в 2019 году президент РФ подписал закон о дополнительном регулировании СМИ — иностранных агентов, позволяющий признавать иностранными агентами и физических лиц. В общественном сознании гражданин России тот, кто признан «иностранным агентом», ассоциируется со словами «шпион», «представитель иностранных спецслужб» или «скрытый внутренний враг».

Иными словами, в настоящее время любой политически активный гражданин России может попасть под действие закона, если он будет делать следующее:

А) распространять информацию любым способом (за исключением разговора);

Б) получать какие-либо материальные ценности из-за рубежа или от российской компании, у которой есть финансовые отношения с иностранцами.

18 ноября российские законодатели решили ещё больше «забетонировать бетонные стены». Было предложено приравнивать к НКО, выполняющим функцию иностранного агента, незарегистрированные организации, а также граждан, если они ведут политическую деятельность и при этом получают финансирование из-за рубежа напрямую или через посредников.

Подобная политика преграждает «пути отхода» для оппозиционных политиков и активистов, ведущих свои каналы на YouTube, так как в случае их желания выйти в политическую сферу offline будет достаточно указать на то, что они получают финансирование от Google (западный видеохостинг). Теперь не составляет труда признавать иностранным агентом и «пятой колонной» каждого, кто обладает информационным ресурсом в России.

Если гражданин РФ, работавший ранее в НКО — иностранном агенте, примет решение участвовать в выборах как кандидат, то ему теперь необходимо указать данный факт в своей биографии. Для избирателя это становится маркером, что данный кандидат — «враг России».

При такой расширительной трактовке закона любой гражданин России, который получает деньги из-за границы переводами, автоматически де-юре попадает под действие этого закона. Любой гражданин страны при легкой интерпретации словосочетания «политическая деятельность» становится потенциальным «клиентом» данной статьи закона.

В заключение хочу привести цитату русского общественного деятеля В. В. Шульгина, депутата Второй, Третьей и Четвертой Государственной думы Российской империи:

«Отчего пал старый режим? Главным образом потому, что боролись с недовольными, а не с причинами, вызвавшими недовольство. Но недовольны были люди, болевшие за Россию. Поэтому, когда с ними боролись, то боролись с лучшими, а государственное управление поручали ничтожествам, умевшим льстить и успокаивать» (2 августа 1917 года).

Блог Игоря Минтусова: Выборы президента в США. Часть 3

И снова хочу вернуться к закончившимся президентским выборам в США. Две причины побуждают вернуться к теме. Во-первых, очередная порция штампов по-советски заидеологизированных аналитических комментариев. Во-вторых, тема «кризиса» политической системы в США в связи с последними выборами. Соглашусь с комментариями коллег из «СеменовКонсалтинг», что «…в очень многих оценках …начинает доминировать не профессиональный, а пропагандистский подход. С этим у нас вообще проблема, смешение до степени неразличения анализа и пропаганды». Сделаю попытку выйти из этого сомнительного мейнстрима. Итак, темы:

  1. Якобы непрозрачное и сомнительное голосование по почте в США.
  2. Напополам разделенная страна при голосовании по количеству голосов как явный признак кризиса политической системы США.

По поводу пункта 1. Информирую коллег. В пяти штатах США законодательно (!) закреплена процедура голосования по почте на выборах, т.е. все 100% избирателей штатов Вашингтон, Гавайи, Колорадо, Орегон, Юта давно голосуют только по почте. Монтана, Вермонт, Нью-Джерси в этот раз из-за пандемии также перешли на голосование по почте. Поэтому я бы закрыл тему «непрозрачности» или «сомнительности» голосования по почте в США как понятную и профессионально неинтересную.

Теперь — о пополам разделенной стране и кризисе в США в связи с результатами выборов президента. Перефразируя слегка профессора Преображенского, хочется сказать, что, на мой взгляд, кризис — в головах у тех аналитиков, которые думают, что в США есть сейчас кризис. «Кризис» не в том, что при высокой явке страна поделилась на два лагеря. Страна была разделена пополам и в 2000 году, когда президентом стал Дж. Буш-младший, набравший меньшее количество голосов, чем его соперник Алан Гор. Я вспоминаю 2000 год, когда после долгого и изнурительного пересчета голосов во Флориде Верховный суд в США остановил его, хотя разница между Дж. Бушем-мл. и Аланом Гором на момент остановки пересчета была всего 500 (!) голосов пользу Буша-мл. Гор признал решение Верховного суда и не стал подавать апелляцию. В 2016 году, когда Дональд Трамп, набравший меньшее количество голосов, чем его соперница Хиллари Клинтон, стал президентом США, о кризисе после выборов почему-то никто в России не говорил, а говорят сейчас. Почему? Одна из причин — исключительно психологическая, на мой взгляд. Очень хотелось части российской политической элиты, чтобы победил Трамп. Желание не реализовано. Отсюда фрустрация и поиск «злых сил», которые помешали их любимцу победить.

Но главная причина «кризиса» лежит в личностных особенностях политика Дональда Трампа. Процитирую выступление своей коллеги политического психолога Екатерины Егоровой на закончившейся на прошлой неделе конференции Международной ассоциации политических консультантов: «Речь идет о личности с серьезными психологическими и психиатрическими проблемами, для которой находиться у власти означает чувствовать себя превосходно. Большинство авторитарных лидеров страдают злокачественным нарциссизмом или нарциссическим расстройством личности — серьезным заболеванием, требующим лечения. Психологически Трамп никогда не смирится со своей неудачей. Он будет сражаться столько, сколько сможет. Терапии в таком случае не существует».

Политическая система США, я уверен, преодолеет политически некорректное в смысле американских политических традиций поведение Трампа. (Сравните нынешние выступления Трампа с выступлением президента Барака Обамы в 2016 году сразу после того, как он узнал, что Дональд Трамп выиграл выборы у Хиллари Клинтон, «протеже» Обамы.)

Поэтому особенность политического «кризиса» в США после выборов 2020 лежит исключительно в личностных особенностях Дональда Трампа, который до последнего не будет признавать и не признает никогда, судя по всему, свое поражение. Это называется — субъективный фактор в политике.

Блог Игоря Минтусова: Выборы президента в США. Часть 2

Большое спасибо уважаемым коллегам за реакцию на мой пост. Уточняю свою позицию по высказанным моими оппонентами тезисам.

  1. Президентов США выбирают простые граждане США, а не «большие деньги».

Это утверждение стало работать только с президентской кампании Обамы 2008 года, когда определяющими стали деньги 3 млн обычных граждан, которые были спонсорами кампании Обамы, а не «большие деньги» небольшого количества крупнейших компаний Америки. До 2008 года действительно за победившими кандидатами стояли в первую очередь «большие деньги» миллионеров и миллиардеров, а не деньги обычных граждан.

  1. На выборах в США (в отличие от России) редко происходят прямые фальсификации при подсчете голосов на выборах.

Причина этого — в США серьезно наказывают за фальсификации. Интересующимся даю ссылку на сайт Министерства юстиции США, где описываются все зафиксированные случаи фальсификации голосов и соответствующие приговоры судов. В России такого сайта нет по понятным причинам (очевидно, нет фальсификаций на выборах и не о чем писать на сайте. Шутка.). Бездоказательные или просто лживые утверждения автора, как то: «факт фальсификации демократами США результатов голосования уже доказан» (Скурлатов live), я комментировать не буду. Другой коллега, из «Политген», задает риторический вопрос в оппонировании этому же тезису: «…а что такое тогда было с голосованием по почте в этом году…(?)». А ничего, уважаемый коллега, не было. Голосование по почте — легитимная в США процедура. Байден призвал своих сторонников голосовать досрочно, чтобы не подцепить коронавирус на участке в день голосования. Трамп, наоборот, призывал своих сторонников проголосовать на участках в день голосования. Большинство проголосовавших по почте были, естественно, демократами, и поэтому, когда стали вводить бюллетени проголосовавших по почте, ситуация резко изменилась в пользу Байдена. А что касается утверждения, что «…десятки тысяч бюллетеней внезапно потерялись, а где-то также внезапно нашлись…», то это связано исключительно с процедурой, которая закреплена законом. В частности, в штате Висконсин (я так понимаю, о нем идет речь) счетная комиссия обязана одновременно (!) вводить голоса проголосовавших по почте в соответствии с процедурой. И на избирательных участках в США надо (!) показывать документы, удостоверяющие личность. Откуда вы взяли, уважаемый коллега из «Политген», что, как вы пишете, «не надо»?!

  1. Политика любого президента США направлена НЕ НА ТО, чтобы ослабить, разделить или завоевать Россию, а чтобы получить выгоду для американского народа.

Этот тезис вызвал наибольшее количество суждений и максимум эмоций. В основном это были ценностные суждения, с которыми дискутировать не продуктивно.

Забавно, что коллеги из телеграм-канала «Образ будущего» начинают «уличать» меня в том, что я — не обычный «демократ», а «американский демократ». Готов быть любым демократом: американским, японским, белорусским, китайским. Если вам хочется искать «врагов России» — ищите их среди тех, кто фальсифицирует, а потом легитимизирует результаты фальсификаций на выборах в России.

Коллеги, в своей полемике не путайте жанр телеграм-каналов с жанром политических шоу на федеральных каналах. И не выдавайте себя за «глубоких знатоков законов демократии», которые ищут блох на выборах в США (они там, безусловно, есть) и не видят главного — доверия американцев к своим выборным процедурам и к своей судебной системе. Эта система жестко отслеживает нарушения на выборах и жестко карает нарушителей. Чего нельзя сказать о нашей стране. К сожалению.

Блог Игоря Минтусова: События в Белоруссии и понятие «преступный приказ»

«Я верил. Но я ошибался, и у меня не было сил предотвратить то, что неизбежно должно было произойти, в этом моя вина. Трагично осознавать, что лучшее, на что я был способен как солдат, повиновение и преданность, были использованы для достижения недостижимых целей. Обидно понимать, что даже честное исполнение долга может быть бессмысленным. Но такова моя судьба» (В. Кейтель, 1945, Нюрнберг, гитлеровский генерал, повешен).

Я вспомнил эту цитату, когда наблюдал накануне по интернет-каналам и СМИ, как силовики в Белоруссии разгоняли людей и стреляли по безоружной толпе резиновыми пулями. Про многочисленные избиения и задержания мирных граждан не говорю. Извечная проблема: должны ли военные, дававшие присягу, выполнять преступные приказы политической власти, такие как, например, стрельба по безоружным людям?

Вспоминаем 1953 год, июнь, Восточный Берлин. Экономические выступления рабочих против властей ГДР. Советским солдатам был отдан приказ стрелять по толпе, когда толпа подошла слишком близко к посольству СССР на Унтер-ден-Линден в Восточном Берлине. Советские солдаты не выполнили приказ. Через некоторое время они были арестованы, переданы военному трибуналу и расстреляны. В доступных российских источниках написано, что это легенда, так как в советских архивах не найдены документы, подтверждающие факт данного расстрела. Есть основания сомневаться в объективности российских источников в этом вопросе (как, например, с непризнанием советскими властями пакта Молотова–Риббентропа и Катынского расстрела польских военнослужащих на протяжении многих десятков лет). Пусть расстрел советских военнослужащих за невыполнение преступного приказа в 1953 году в ГДР остается наполовину легендой. Вопрос, тем не менее, не исчезает. Если БЫ этот расстрел имел место, как, глядя из октября 2020 года, мы бы сейчас оценивали «факт» приказа стрельбы по безоружной толпе? И «факт» расстрела советских солдат военным трибуналом за то, что они этот приказ не выполнили?

Другой пример. Расстрел рабочих в Новочеркасске в июне 1962 года. Всего погиб 31 человек. В 1990-х всех погибших реабилитировали, а отдававшие преступный приказ руководители страны (Хрущев, в частности) не были привлечены к ответственности (по причине их естественной смерти).

Что такое «преступные приказы»? Несли ли военнослужащие и представители силовых структур, Росгвардии в частности, за это ответственность в новейшей истории России? Или «преступных приказов» не было? И тот же вопрос: оправдывают ли геополитические интересы той или иной страны преступные приказы, которые отдает политическая власть своим военным или силовым структурам?

Успокаивает, что Вильгельма Кейтеля повесили в 1946 году, за его «честное исполнение долга».

Я не боюсь умереть от руки преступника, так как верю, что рано или поздно преступник понесет наказание. Гораздо неприятнее осознавать тот факт, что ты можешь умереть, когда кто-то из военных или силовых структур в твоей стране выполнит «преступный приказ». Ты можешь стать «жертвой» этого приказа, но за это никто не понесет наказания. «Исполнитель» приказа будет ходить по улицам, по которым ходил я в прошедшем времени, дышать свежим воздухом, воспитывать своих детей или внуков. И чувствовать себя героем, который выполнял свой долг перед Родиной, стреляя в безоружных людей.

Блог Игоря Минтусова: Белоруссия: мораль и геополитические интересы России

Какая связь, спросит читатель, между Белоруссией, моралью и геополитическими интересами России, указанными в заголовке текста? Более общий вопрос — может ли быть реализация стратегических интересов той или иной страны аморальной с точки зрения принятых в обществе моральных норм в конкретный исторический момент?

Ответ, на мой взгляд, следующий. Да, может быть аморальной. И исторических примеров тому много в том же XX веке. Позвольте напомнить несколько примеров. Убийство Л. Троцкого в 1940 году в Мексике агентом советской разведки Р. Меркадером, получившим за это Звезду Героя. Вопрос: оправданно ли было убийство Троцкого, исходя из геополитических интересов СССР, как их понимало тогда политическое руководство СССР, если смотреть на него из дня нынешнего?

Другой пример. 1939 год. В геополитических интересах СССР было передвижение советско-финской границы от Ленинграда, которая была очень близка от города, на более отдаленное расстояние. Переговоры с Финляндией не увенчались успехом (хотя Финляндии предлагалась в обмен равноценная территория в Карелии, только севернее). Тогда советскими войсками была устроена провокация в виде обстрела советской территории (село Майнила) советскими же орудиями, что послужило поводом для начала Зимней войны 1939–1940 гг. с Финляндией. Вопрос: оправданна ли была военная провокация СССР против Финляндии, исходя из геополитических интересов нашей страны, как их понимало тогда политическое руководство СССР, если смотреть на него из дня нынешнего?

Возвращаемся в нынешнее время, в XXI век и в Белоруссию. Речь идет о А. Г. Лукашенко. Этот президент дружественной страны совершил ряд уголовно наказуемых преступлений за последние пару десятилетий. В 1999 году в Белоруссии исчезли и были убиты два известных лидера оппозиции — Виктор Гончар и Юрий Захаренко. Уверен, что эти факты были хорошо известны российскому политическому руководству. Никакой публичной реакции со стороны России на факты исчезновения оппозиционных политиков не было. В 2015 году в Белоруссии на президентских выборах были массовые фальсификации (эксперты допускают, что тогдашний президент Белоруссии Лукашенко выиграл выборы, но не с такими результатами, которые были нарисованы карманным ЦИК Белоруссии). Были также приговорены к тюремным срокам кандидаты на президентский пост — соперники Лукашенко.

Россия на это никак не отреагировала. В 2020 году были грубо сфальсифицированы выборы президента, фактически произошла узурпация власти. Россия признает результаты сфальсифицированных выборов. Почему? Геополитические интересы России этого требуют с точки зрения российского политического класса.

Вопрос: оправданны ли признание сфальсифицированных выборов в Белоруссии и поддержка нелегитимного режима, исходя из геополитических интересов России? Как будут оценивать эти события наши потомки в далеком 2050-м году, например?

Закончу тем вопросом, с которого начал. Есть ли противоречие между моралью и нынешними геополитическими интересами России в Белоруссии с точки зрения потомков? Вариант ответа «Все страны делают всегда и везде то же самое» не засчитывается. Мой вариант ответа: «Есть противоречие». Ложь фальсификаций выборов всегда будет ложью фальсификаций выборов. И благой целью «геополитических интересов России» эта ложь историей оправдана не будет. Никогда.

Блог Игоря Минтусова: Трамп и Лукашенко: что общего и в чем различия. Дело в эстетике

Что общего между Александром Лукашенко и Дональдом Трампом? Политические психологи легко ответят на этот вопрос: и тот и другой, безусловно, относятся к авторитарному типу личности. (Так и хочется добавить на обыденном языке: «авторитарные самодуры».)

Что касается Александра Лукашенко, то здесь и особенных доказательств приводить не надо — они очевидны. Достаточно посмотреть на You-tube-каналах, что происходит в Белоруссии последние два месяца после выборов и что регулярно произносит на публике теперь уже малолегитимный президент Белоруссии.

По поводу Трампа дипломатично сошлюсь на цитату из интервью Мадлен Олбрайт в Deutshe Welle: «У нынешнего президента США Дональда Трампа авторитарный инстинкт, что превратило страну в ад».

А дальше у двух «авторитарных самодуров» идут эстетические разночтения. В Белоруссии законопослушный де-юре президент Лукашенко объявил себя победившим на президентских выборах ПОСЛЕ завершения выборов и официального объявления итогов.

В США также законопослушный де-юре президент Дональд Трамп за две недели ДО выборов объявил, что он не признает результаты выборов, если на них победит другой кандидат.

Эстетические разночтения.

А де-факто произойдет в США следующее. В случае де-юре победы Байдена и вне зависимости от того, признает свое поражение или нет действующий президент Трамп, институты власти заставят действующего президента уйти со своего поста. Работает принцип разделения властей, и независимая судебная власть в итоге вынесет консенсусный для общества вердикт, с которым общество в итоге согласится. Авторитарные позывы личности Дональда Трампа столкнутся с системой государственных институтов, и институты победят личность в итоге.

В Белоруссии этого не произошло и не произойдет. В Белоруссии работает принцип, озвученный еще в XVII веке королем Франции Людовиком XIV: «Государство — это я». Другими словами, личность оказалась сильнее государственных институтов в Белоруссии.

А что же Россия? В России, на мой взгляд, на сегодняшний день личность также сильнее институтов власти, при всей политической и человеческой скромности этой личности. Таковы исторические правила, придуманные не нынешним президентом, а уходящие своими корнями в ментальность и политическую культуру россиян.

Блог Игоря Минтусова: Выборы президента в США. Часть 1

Президентские выборы в США закончились. И хотя действующий президент США Дональд Григорьевич Лукашенко (оговорился — Трамп) будет до последнего суда отстаивать свое искреннее желание пойти на второй президентский срок, новый президент с очень большой вероятностью уже известен, и политические аналитики в России достаточно определенно могут прогнозировать развитие российско-американских отношений на следующие 4 года уже сейчас.

А я пока коротко перечислю основные «мифы» о выборах в США, которые глубоко сидят в сознании граждан России еще с советских времен:

  1. Президентов США выбирает группа капиталистов с большими деньгами, а не простые граждане Америки.
  2. На выборах в США всегда или обычно происходят фальсификации при подсчете голосов.
  3. Политика любого президента США по отношению к России состоит в том, чтобы Россию ослабить, разделить, ограбить.

Накануне один бывший высокопоставленный сотрудник администрации президента РФ написал мне в «личку» про Трампа: «…выборы в Штатах — это неприятная грязновато-мелкая история по отношению к Трампу, его банально подставили (демократы), сейчас, конечно, это всем очевидно… — без манипуляций они бы его не победили».

Понимаю, что таких, как он, в России — большинство, поэтому все же предлагаю взглянуть на вещи непредвзято:

  1. Президентов США выбирают простые граждане США, а не «большие деньги».

В США есть жесткие ограничения на формирование избирательных фондов кандидатов. Во-первых, максимальный взнос на поддержку одного политика юридическим лицом в США составляет 5 тыс. долларов, а взнос от одного физического лица — 2,7 тыс. долларов. Согласитесь, немного. И, второе, в 2008 году на президентских выборах Б. Обама совершил революцию в фандрайзинге президентских выборных кампаний. Донорами его избирательной кампании стали 3 млн (!) американских граждан, что позволило ему в очень большой степени быть независимым от «больших денег» богатых компаний. Причиной такого рекорда в фандрайзинге оказались новые удобные и эффективные технологии сбора небольших сумм денег с большого количества граждан с помощью интернета.

  1. На выборах в США (в отличие от России) редко происходят прямые фальсификации при подсчете голосов на выборах.

А когда отдельные случаи имеют место быть — фальсификаторов сажают за решетку и дают реальные сроки. Два маленьких последних примера. В 2019 году мэр небольшого городка в Алабаме Элберт Мелтон был осужден и тут же лишен своего поста, после того как выяснилось, что он заверил два бюллетеня для надомного голосования без присутствия свидетелей, как этого требует закон штата (и выиграл выборы мэра 2016 года с перевесом в 16 голосов). Или в июле 2020 года в Лос-Анджелесе к разным срокам заключения приговорили четырех человек, которые за мелочь и сигареты скупали подписи под заявками на регистрацию избирателей у бездомных и голосовали вместо них.

  1. Политика любого президента США направлена не на то, чтобы ослабить, разделить или завоевать Россию, а чтобы получить в первую очередь выгоду для американского народа от сотрудничества с Россией. Для этого «разваливать» Россию совсем необязательно.

Пример. Президент Дж. Буш-старший был категорически против развала СССР и активно поддерживал М. Горбачева в попытках последнего спасти СССР. Команда Клинтона искренне хотела помочь в их понимании «демократической» России. А то, что Россия экономически разваливалась в 90-е, была Чечня, была коррупция органов государственной власти (фиксирую внимание вдумчивых читателей: меньшая, на мой взгляд, чем сейчас) — все это осуществляли граждане с российскими паспортами. Надо ОЧЕНЬ сильное воображение иметь, чтобы видеть за всем этим «руку Госдепа».

Но аналитики-пропагандисты российских федеральных каналов, которым поручено внушать аудитории, что белое — это черное, а черное — это белое, продолжают идти по проторенной их советскими предшественниками дорожке. И тот, кто сегодня громче всех кричит «держи вора!», может сам оказаться именно им…

Книга «Глубокое интервью и фокус-группы» (3-е издание) С. А. Белановский

Настоящая книга — учебно-методическое пособие по проведению глубокого интервью и фокуc-групп в социологических исследованиях. Оба метода широко применяется в электоральных и маркетинговых проектах, исследованиях организаций, рекламы, теневой экономики, преступности и отклоняющегося поведения, изучении проблем семьи и многих других. Издание книги ставит своей целью расширение методической базы, используемой в социальных исследованиях российских и русскоязычных исследователей. По сравнению с изданием 2001 г. книга значительно переработана. Для социологов, психологов, экономистов, журналистов, преподавателей и студентов.

(далее…)