Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Записи опубликованы в категории “Блоги”

Блог Игоря Минтусова: Социальные сети — «твари дрожащие или право имеют»?

Решение собственников Twitter и Facebook и присоединившихся к ним владельцев ряда других мессенджеров заблокировать аккаунты действующего президента США после известных событий 6 января этого года в Вашингтоне — одна из новостей, вызвавшая бурное обсуждение среди политизированной общественности не только США, но и России.

Почему эта тема стала такой актуальной, возбудив всех, но в первую очередь политический класс? Председатель партии «Единая Россия» Д. А. Медведев не удержался и на дипломатическом языке заклеймил позором владельцев указанных сетей, которые нарушают свободу слова, права человека и прочая, прочая. Министр иностранных дел С. В. Лавров высказался, что «каждый человек имеет право на свободное выражение свободного мнения» и вежливо напомнил американским законодателям, что США — участники конвенции о защите прав человека и других международных соглашений. Лавров дал понять, что бездействие властей при очевидном нарушении прав на свободу слова гражданина США Дональда Трампа не приветствуется российскими властями. Про руководителя департамента информации МИД М. В. Захарову не говорю: она всегда и по всем поводам высказывается.

Почему такой ажиотаж? Социальные сети разве раньше не блокировали неподобающую лексику, hate speech, тексты, разжигающие расовую и национальную вражду, аккаунты террористов, педофилов, наркоманов и пр.?  Конечно, да. Обычное дело. Либо в соответствии с правилами самих мессенджеров, либо по решению суда. И никаких всплесков общественной активности власти на таком уровне. А тут вдруг. Почему?

Ответ прост и лежит на поверхности. Социальные (отметим, частные) сети покусились на святое — на аккаунт действующего президента! Да еще какой страны! А если это распространится и на другие страны?  Если так и дальше пойдет, то и президента России могут заблокировать! Непорядок. (Маленькое утешение, что президент России не имеет аккаунтов в социальных сетях.) Но многие федеральные политики России имеют. Тут есть о чем беспокоиться политическому классу. Проклятия, посылаемые по поводу нарушения «свободы слова» социальными сетями, имеют, как мы видим, простое объяснение. Политическая власть в лице высших руководителей не привыкла, чтобы ее блокировали частные лица на основе своих представлений «о добре и зле».

Политическая власть сама привыкла блокировать своих политических оппонентов на основе своих представлений «о добре и зле». Власть явно не готова отдавать свою монополию на блокирование аккаунтов в частных социальных сетях частным владельцам социальных сетей.  Закрыть аккаунт гражданина по решению судебной власти — понятно. А вот чтобы аккаунт закрывался не по решению судебной власти, а по решению собственников мессенджера, частных лиц — непонятно представителям нынешнего политического класса России. Точнее, понятно, но принимать это российским политикам не очень хочется. И это один из тех редких случаев, когда они публично начинают говорить о свободе слова и готовы, я думаю, цитировать первую поправку к конституции США, равно как и клеймить законодателей США за ее игнорирование. «Картина маслом»!

И здесь мы вплотную приблизились к более фундаментальному вопросу, чем даже вопрос о свободе слова. Это вопрос взаимоотношений собственности и власти.  Разные государства решали этот вопрос по-разному в различные периоды своей истории. По-разному решают и сейчас. И если в конфликтах между властью и собственностью в России всегда побеждала власть, то в США в подобных конфликтах власть побеждает далеко не всегда. Закрытие аккаунта действующего президента США частными лицами, владельцами социальных сетей — как раз тот случай и яркая тому иллюстрация.

Социальные сети обретают политическую субъектность. С их владельцами надо разговаривать. Их надо убеждать и — о ужас! — даже договариваться с ними. Они — «право имеют». У них свое представление о «добре и зле».

Блог Игоря Минтусова: Новогоднее поздравление президента. Послесловие

Апелляция к прошлому с каждым годом звучит все громогласнее в отечественной околовластной риторике. Величие Российской империи, победа в Великой Отечественной, «страшные» девяностые и «сытые» нулевые — все это может выступать в качестве аргументации при ответе на вопрос, почему сейчас «стабильное и спокойное» время. Риторика обращения к прошлому используется как осознанная попытка сгладить очевидные «шероховатости» времени настоящего. Признание время от времени явных проблем, существующих внутри страны, выливается не столько в процесс поиска путей их решения, сколько в их метафизическую маскировку. На роль ширмы была избрана тактика «политики исторической памяти», которая должна справиться с задачей нивелирования трудностей, реально существующих у многих жителей нашей необъятной страны. Какими же тезисами на данном этапе пользуется власть, следуя выбранному курсу?

Лидеры страны часто отсылают к победам и успехам лет давно минувших. Конечно, вклад в победу во Второй мировой ни в коем случае нельзя отрицать, однако создается впечатление, будто именно этот исторический эпизод используется как основополагающий повод для гордости подвигом предков именно современной России. Отметим, что речевые обороты становятся все жестче, агрессивнее, чему подтверждение новогоднее обращение президента в уходящем 2020 году. «Зараза нацизма», которая была одолена в 40-х годах прошлого века, явно употреблена в аналогии с пандемией века текущего. Сравнение яркое, однако, неочевидное. Тактика воззвания к единству общего прошлого, патриотизму и духовным скрепам отзывается в сердцах россиян, но есть ощущение, что эффективность ее постепенно снижается. Пелена, навешенная «политикой исторической памяти» на глаза целевой аудитории, постепенно рассеивается. Это можно увидеть на протестных акциях и выступлениях, особенно в регионах, куда выходит не только молодежь. Аудитория пропагандистских передач на федеральных ТВ среди людей старшего возраста медленно, но верно сокращается.

Целенаправленная актуализация событий прошлого вместо напрашивающейся острой повестки дня сегодняшнего работает недолго и вряд ли приведет к желаемым результатам. Люди, обессиленные от навалившихся на них трудностей повседневной реальной жизни, от которой их упорно отвлекали, вероятно, скоро устанут гордиться успехами великого прошлого без выдающегося настоящего.

Неужели спичрайтеры первого лица не могут предложить хотя бы в короткой новогодней речи отметить достижения и победы нашей страны за прошедший год? Когда слышишь новогоднее обращение президента, где те события в минувшем году, которые дают повод гордиться гражданам России? Где российские Цукерберги, Илоны Маски? Где полеты на Марс и дальше? А если этих успешных примеров спичрайтеры не могут найти в российской реальности, то тогда, может быть, стоит почаще обновлять состав правительства или руководителей государственных корпораций? Чтобы пришли те, кто сможет создать условия для появления российских Цукербергов и Илонов Масков. Формула «своих не сдаем» работает на внутреннем политическом рынке, но на социальном рынке эта формула не работает. Здесь важны конкретные достижения и успехи, а их нет. И потому президент вынужден был в новогодней речи обращаться к успехам полувековой давности.

Блог Игоря Минтусова: Гуманитарное невежество

«Наш общественный и государственный порядок всегда был основан на невежестве. Создавалась традиция невежества. Наша история есть организация природного, стихийного русского невежества. Наше общество и государство никогда не могли преодолеть внутреннего страха перед образованностью. Отдельные лица кричали об образовании, угрожали гибелью, рыдали, умоляли, но общество в целом и государство пребывали в невежестве и оставались равнодушны ко всем эти воплям». (Г. Г. Шпет, 1922 год)

Сразу хочу оговориться, что под невежеством мы понимаем не временный или случайный недостаток знания, а такое невежество, которое создается государством и намеренно им оберегается или культивируется. Или, другими словами, невежество, которое является результатом деятельного усилия государства, вследствие чего «исключаются определенные области и объекты знаний из числа тех, которые могут быть известны каждому» (А. Штейнзальд, А. Функенштейн, 1997).

Начну с хорошего. В России последние 20-25 лет продолжается бум переводов гуманитарной нехудожественной (non-fiction) литературы практически во всех областях гуманитарных знаний: философии, экономики, политики, психологии, социологии и прочая, прочая. Рай для профессионалов и обычных граждан — любителей медленного чтения.

Теперь — о плохом. Консервативно-охранительная внутренняя политика государства медленно, но верно заполняет и образование. Речь идет в первую очередь об общегуманитарном образовании в таких экзотичных для россиян дисциплинах, как основы гражданского общества, толерантность (есть и такая дисциплина), правовое сознание, история демократий, авторитаризма, тоталитаризма, основы критического мышления. Отсутствие вышеуказанных дисциплин в перечне общеобразовательных компетенций — предмет обсуждения в Минобрнауки и курирующих это министерство политиков из ГД или АП. Это государственная политика в области образования, результаты которой создают упомянутые области «невежества» россиян.

А теперь об информационном поводе, который и явился причиной написания этого поста. Генпрокуратура в декабре 2020-го года признала нежелательной организацией в России Ассоциацию школ политических исследований при Совете Европы (в России она больше известна как Московская школа гражданского просвещения Елены Немировской и Юрия Сенокосова). Эта школа работала в России с начала 1990-х годов, туда набирали ежегодно около 100 слушателей до 35 лет и 4 раза в год перед слушателями школы выступали выдающиеся представители российских и европейских интеллектуалов из различных областей гуманитарных знаний, как, например, Борис Джонсон (нынешний премьер-министр Великобритании), Юрий Левада (основатель «Левада-центра»), Александр Аузан (декан экономического факультета МГУ), Дмитрий Зимин (основатель «Вымпелкома»), Аркадий Дворкович, Евгений Ясин и т. д. Среди выпускников школы такие известные российские политики из противоположных политических лагерей, как Владимир Рыжков и Ирина Яровая. Школа жила исключительно на гранты, для слушателей обучение было бесплатным. Больше этой школы в России не будет. В Уголовном кодексе РФ есть статья, предусматривающая уголовное наказание за сотрудничество с нежелательной организацией, поэтому теперь то, что человек является слушателем этой школы, может оказаться уголовно наказуемым деянием.

Резюме. За счет целенаправленной внутренней политики в области образования ликвидировать конкретные лакуны гуманитарного «невежества» (перечислены в начале поста) гражданину России становится небезопасно. Хочется закончить этот материал цитатой из «1984» Д. Оруэлла: «Невежество — сила». Лучше и не скажешь про политику в области негосударственного гуманитарного образования в России по состоянию на январь 2021 года, объявленного в России Годом науки и технологий.

Блог Игоря Минтусова: «Не белая и не пушистая» внутренняя политика России. Декабрь 2020

«Вы можете выбрать машину любого цвета при условии, что этот цвет будет черным» (Генри Форд, основатель компании «Форд»)

На пресс-конференции 17 декабря журналист ВВС Стивен Розенберг задал президенту России вопрос, краткая суть которого заключалась в том, что Россия винит в постоянной напряженности между ней и странами Запада внешние силы. Чувствует ли сам президент ответственность за это, или российские власти «белые и пушистые»?». «По сравнению с вами — да! Мы белые и пушистые», — ответил президент. 

Можно согласиться с президентом России, что во внешней политике российские власти по сравнению с США действительно выглядят как «белые и пушистые», когда речь идет о паритете в гонке вооружений, который США в последние годы методично разрушают. 

Однако насколько Россия «белая и пушистая» в своей внутренней политике? Существует много признаков, по которым, с моей точки зрения, власть «белой и пушистой» во внутриполитических делах в России назвать нельзя.

  1. Власть баррикадируется.

За последние месяцы уходящего 2020 года юридические строители баррикад вокруг интересов правящей партии и защищающей ее силовой элиты перешли на двухсменную работу без выходных. Бетонирование бетонных стен во внутренней политике России идет полным ходом. Ужесточение законодательства наглядно отражает своеобразную запретительную idée fixe власти. 

Складывается впечатление, что ограничение или сокращение свобод и прав граждан в России стало главной целью работы Госдумы за последние месяцы. Ужесточение контроля над интернет-пространством: закон о блокировке YouTube и Facebook за «цензуру», запрет на политагитацию в соцсетях.  Законопроект о признании иностранными агентами физических лиц, в расширительную трактовку которого попадает большая часть российских граждан. Выйдя в офлайн, мы видим пакет законопроектов об ужесточении проведения митингов и пикетов, штрафы за продажу гаджетов без установленного отечественного ПО и прочее, прочее, прочее. 

Одержимость запретами, выраженная в принятии вышеперечисленных законодательных инициатив, вряд ли повлияет на жизнь россиян в положительном ключе. Но помимо этого очевидного вывода можно сделать и другой. Власть начинает чувствовать себя неуверенно по отношению не к внешним, а к внутренним угрозам в стране. А что такое «внутренние угрозы» для власти в стране? Общественная и гражданская политическая активность граждан, которая в теории может привести к смене власти. Поэтому власть компенсирует эту неуверенность ужесточением законов, направленных на усиление контроля за гражданами и их общественно-политической активностью. Отсюда и звонкие ярлыки «иностранный агент» для физических лиц, граждан России. Еще один шаг, и «иностранный агент» легко превращается во «врага России». Все это уже мы проходили в 1930-е годы в СССР. Все это было.

  1. Выбор без выбора. 

Журналист в своем вопросе Владимиру Путину не зря акцентировал внимание на том, что тот «находится 20 лет у власти». За 20 лет прошла очень большая эволюция взглядов власти на оппозицию. В 2002 году тогдашний президент России В. Путин отдыхал, катаясь на горных лыжах с лидером оппозиционной политической фракции СПС в Госдуме Б. Немцовым.  В 2003 году тот же президент поздравлял лидера партии «Яблоко» Г. Явлинского с преодолением пятипроцентного барьера для прохождения в Госдуму. (Позже выяснилось, что это было преждевременно: «Яблоку» в итоге не хватило 0,5%.)  И так далее, и так далее.

А что сейчас? Оппозиция, пользующаяся определенной поддержкой населения, вынуждена справляться с бесчисленной плеядой искусственных (!) препятствий на пути попадания в законодательные, муниципальные, региональные органы власти. Я имею в виду знаменитый «муниципальный фильтр». Складывается впечатление, что «белая и пушистая» российская власть не может допустить на стратегически важные позиции в политических институтах представителей: 

а) с иным мнением и повесткой, отличной от партии власти;

б) ярко и активно критикующих ЕР, и власть в целом.

На людей, которых уже не зазорно назвать «вечной несистемной оппозицией», заводятся административные (в лучшем случае) и уголовные дела по статьям, пространно и абстрактно написанным, формулировками которых можно объяснить неправомерность, по сути, любого действия любого гражданина. «Закостенелость» и необновляемость власти все больше становится похожей на нормальность и обыденность. Разве может являться «белой и пушистой» в глазах либеральных и лояльных граждан власть, которая:

  1. Строит юридические бастионы, защищая себя от общественного контроля и делая себя, по сути, неуязвимой перед законом.
  2. Создает фактически невозможность гражданам проголосовать за тех, за кёого они считали бы нужным и хотели бы проголосовать на выборах.

Из этих двух пунктов можно сделать вывод, что внутриполитически власть в России слаба. Сильная власть имеет достаточный набор мотивирующих идей, целей, программ, которые объединяют вокруг себя большие общественно-социальные группы и приводят эти группы в соответствующее движение по направлению к целям, результатам, достижениям. Слабая власть, не имея ресурсов мотивировать общественно-социальные группы, сосредоточена на удержании достигнутого и отсечении своих потенциальных конкурентов на дальних подступах к властным вершинам. Слабая власть не уверена, что она может победить в открытой конкурентной борьбе на выборах, поэтому открытые и конкурентные выборы слабая власть не устраивает. Это все ведет к негативной селекции, социально-политической стагнации и в итоге — к глубокому социально-политическому кризису, который будет не в следующем году. Это — мой оптимистичный прогноз на следующий год.

Блог Игоря Минтусова: Новогодние прогнозы

Близится Новый год. Время надежд и время прогнозов. Заглядывать в будущее – неистребимое человеческое желание. Прогнозы на 50 лет и дальше относятся к малооперациональным прогнозам. Прогнозы на 1-2 года имеют прагматический смысл. Попробую сделать прогноз на следующий год.

Речь идет о социально-политическом прогнозе.  Итак. 

  1. К лету следующего года в общественном настроении сильно увеличатся социально-психологическая депрессия и апатия. Причины этого на поверхности: затяжная и стагнирующая волна коронавируса, с одной стороны, стагнация экономических доходов населения — с другой.
  2. Социально-психологическая депрессия медленно, но верно увеличит вероятность роста активного протеста больших групп населения. Где это произойдет конкретно и каков будет конкретный повод — вопрос технический и отчасти случайный. Или непродуманное конкретное политическое решение — Фургал и Хабаровск, — или масштабная фальсификация голосов на конкретных выборах в 2021 году, или экологический протест в конкретном регионе — Шиес, Башкирия.  Важно, что большие группы населения будут внутренне готовы к этим протестам.
  3. Прежняя пропагандистская модель работы власти с населением — «управление страхами», а именно перевод де-факто внутриполитической «проблемы» за границу (в Вашингтон или Брюссель) — будет работать все менее эффективно. Вид нищающих или, что хуже, умирающих на твоих глазах родственников или знакомых вряд ли удастся списать в общественном мнении на «происки Запада».
  4. Генерация страхов населения, не всегда связанных с ошибками власти, будет приводить к увеличению спонтанного и хаотичного активного протеста. Он будет подавляться силовыми методами все более и более жестко (см. развитие событий в Белоруссии). Уверен, российская власть очень внимательно следит за тем, что там происходит. Я бы сказал, идеальный   полигон в реальном времени. Все по-настоящему.  Сможет ли правящий режим удержать силовыми методами власть в ментально близкой нам стране в масштабном противостоянии с населением?  И до какой степени власть сможет использовать насилие?
  5. В итоге я вижу четыре сценария внутриполитических событий в России, три из которых реальны, а один умозрительный: плохой, очень плохой, умозрительный и традиционно русский. Все они базируются на прогнозе роста социально-психологической депрессии населения.

Плохой сценарий. Возникновение очагов активного неорганизованного и хаотичного протеста, который подавляется жесткими силовыми методами без серьезных политических последствий.

Очень плохой сценарий. Подавление неорганизованного и хаотичного протеста приводит к человеческим жертвам, что вызывает резкую эскалацию уличных массовых протестов.  Они подавляются с серьезными политическими последствиями (изучаем Белоруссию сегодня). В двух рассмотренных сценариях предполагается, что внутренняя политика не меняется. 

Третий сценарий внутриполитических событий — умозрительный. Под интересы правящей партии и силовых структур перестают создаваться новые законы или переписываться старые.  Гражданские и политические интересы указанных социальных групп уравниваются с гражданскими и политическими интересами остальных социальных групп в России. Внутренняя политика становится более либеральной, уменьшается поле для жесткого противостояния между различными группами населения. 

Четвертый сценарий — традиционно русский. Он называется «Авось пронесет». Внутренняя политика не меняется, и ничего не происходит. И действительно в 2021 году может ничего не произойти.  Не самый плохой сценарий, не так ли?

С наступающим Новым годом!

Блог Игоря Минтусова: Законотворчество в России как отражение интересов правящих элит

В юридической науке давно существует дискуссия о двух альтернативных профессиональных идеологиях — формализме и инструментализме. Первая — формализм — утверждает абсолютную автономию юридической формы по отношению к социальному миру. Другими словами, право рассматривается как свод законов и система правил, которые не зависят от социальных воздействий и лишены социального измерения (П. Бурдье). Вторая идеология — инструментализм — понимает право как инструмент на службе у власть имущих. Инструментализм отражает прямое соотношение существующих политических сил на данный момент, а последние, в свою очередь, выражают интересы стоящих за ними экономических и бизнес-групп. Безоговорочную победу в России одержала вторая идеология — инструментализм.

Победившие бизнес-группы и правящая политическая партия денно и нощно обустраивают свое «юридическое» жилье: принимают законы или даже меняют Конституцию, в первую очередь в своих политических и экономических интересах.

Другими словами, законодатели создают законы, удобные и выгодные правящему политическому классу и поддерживающему его бизнесу. Например, принимают в Госдуме законы для поддержки частных «лояльных» российских компаний, которые попали под международные санкции, за счет денег всех налогоплательщиков (не путать интересы частного «лояльного» бизнеса с интересами всего российского бизнеса). 

Или, например, политический правящий класс ужесточает регламентирование российских выборов, чтобы усложнить процесс избрания кандидатам не от правящей партии и облегчить процесс переизбрания им самим. Это происходит явно не в интересах простых граждан, которым предлагают сокращенный и упрощенный вариант политического меню в бюллетенях для голосования.

Или из последнего: главы трех думских комитетов В. Пискарев, В. Никонов и А. Хинштейн подготовили законопроект о приоритете детей правоохранителей при зачислении в профильные вузы. Для чего? Чтобы усилить мотивацию правоохранителей работать в рамках «инструментальной» юридической идеологии, т. е. еще лучше отражать и обслуживать интересы правящего политического класса?

А не хотят ли главы этих же комитетов подготовить, скажем, законопроект о приоритете детей врачей, которые борются сейчас с ковидом, при зачислении их в профильные вузы? Или это вопрос второго порядка значимости для депутатов ГД? Или приоритет детей врачей не попадает в мейнстрим проводимой политики?

Пример, понятный жителям Москвы: мэрия Москвы, обустраивая город, думает, на мой взгляд, в первую очередь о зарабатывании денег в бюджет города и только во вторую очередь — о гражданах города (о них тоже, естественно, думает. Но именно во вторую очередь, чтобы все-таки меньше возмущались). 

Резюме. С моей точки зрения, законы в России в настоящее время принимаются по приоритетам: во-первых, в политических интересах правящей партии, во-вторых, в интересах бизнес-групп, поддерживающих правящую партию, и только в-третьих — в интересах большинства граждан страны. Очень бы хотелось, чтобы пункт «в-третьих» оказался в нашей стране пунктом «во-первых» в системе приоритетов. Когда-нибудь.

АСК «Никколо М» вошло в ТОП-20 коммуникационных агентств в ноябре 2020 года

Компания «Медиалогия» специально для Ассоциации компаний-консультантов в области связей с общественностью (АКОС) подготовила медиарейтинг PR-агентств за январь 2020 года.

АСК «Никколо М» вошло в ТОП-10 коммуникационных агентств по медиаактивности.

Рейтинг построен по российским СМИ на основе базы СМИ системы «Медиалогия», включающей более 53 тыс. источников: ТВ, радио, газеты, журналы, информационные агентства, интернет-СМИ.

Результаты рейтинга по ссылке: https://www.mlg.ru/ratings/business/pr/7965/

Блог Игоря Минтусова: Национальная идея России

Вопрос «Какова национальная идея России?» — один из «вечных» вопросов нашей страны. На всякий случай, во избежание разночтений, зафиксируем определение «национальной идеи», с которым я согласен: «Каждый народ как большое живое существо имеет свое предназначение, свой высший смысл, свою национальную идею. Это его суть, его природа, его натура, не какой-то один человек ее придумывает» (В. Карелин). По моему мнению, не менее 90 % населения должны ее разделять и мотивироваться национальной идеей на регулярные системные действия. Если этот процент существенно меньше, то национальная идея превращается в идеологию, которая движет вперед к активным созидательным (или разрушительным) действиям от нескольких процентов до нескольких десятков процентов граждан страны. Этого, впрочем, вполне достаточно, чтобы поменять любой политический режим.

Ответы на вопрос, что такое национальная идея, в разные столетия политическая власть в России устами своих придворных мыслителей давала разные. Например, «Москва — третий Рим, а четвертому не бывать» (XVI век), «Православие. Самодержавие. Народность» (XIX век). В XX веке во времена СССР вопрос о национальной идее Советской России был переформатирован в вопрос о миссии Советской России — «Построение социализма и коммунизма в СССР» и в конечном итоге во всем мире.

После распада СССР и исчезновения миссии Советского государства вопрос о национальной идее России опять актуализировался. Хорошо помню, как в 1997 году президент Б. Н. Ельцин поставил перед своими помощниками задачу найти или разработать национальную идею России. Задача не была выполнена. Дмитрий Медведев, будучи президентом, национальной идеей нашей страны называл сначала благосостояние граждан, а потом — модернизацию (2009 г.). Владимир Путин в 2018-м назвал патриотизм главной национальной идеей России.

С моей точки зрения, если мы говорим о социально-политическом прагматизме, любая национальная идея должна иметь большую социальную энергию, направление развития и мотивировать нацию двигаться в указанном направлении. В этом смысле ни один из вышеприведенных вариантов национальных идей для нынешней России не мотивирует нацию двигаться вперед. Нацию мотивирует к движению вперед, как правило, не национальная идея, а национальная миссия, которая как раз и указывает направление развития, имеет социальную энергию и мотивирует нацию двигаться в данном направлении.

В истории России, на мой взгляд, таких миссий было две.

  1. Миссия «Империя». Россия — империя, которая должна развиваться территориально, окультуривая и развивая другие народы, которые находятся на пути (попадаются по пути) расширения империи.
  2. Миссия «Коммунизм». Россия — первое социалистическое государство, которое построит коммунизм и укажет путь остальным народам и государствам, куда им развиваться.

Интеллектуальные осколки этих исторических и очень продуктивных в свое время миссий периодически всплывают на поверхность и сейчас, но ни одна из них не дотягивает до условных 90 % поддержки от общей численности населения, при которой может начаться тектоническое движение нации в одном направлении. Если выставлять эти два варианта «исторических» миссий на общественный тендер, то, по формальным параметрам, шансы миссии России как «Империи» стать победителем тендера выглядят предпочтительнее. Аргументы, подтверждающие этот выбор, — «крымский консенсус» и достаточно широкая общественная поддержка в России событий в Восточной Украине.

В чем системный «ограничитель» развития миссии «Империя»? Отсутствие поддержки этой миссии извне (т. е. за пределами России сторонников российской «неоимперии» будет найти непросто). Итоговый вывод на настоящий момент: по «социологическим» очкам на общественном тендере в России побеждает миссия «Империя». И пока не просматривается никакая иная миссия, способная составить ей серьезную конкуренцию.

Блог Игоря Минтусова: Бесконечная империя или бесконечный тупик?

Несколько дней назад мне в руки попалась только что вышедшая книга «Бесконечная империя» А. Абалова и Вл. Иноземцева (М., Альпина паблишер, 2021). Обозначенная тема не может оставить равнодушными тех, кто пытается понять, что будет с Россией через 10-20 лет. Вопросы, на которые хочется найти ответ, — в какой степени у большинства граждан России на сегодняшний день сохраняется «имперская» ментальность, насколько этого достаточно для имперского ренессанса современной России и куда заведет Россию этот ренессанс Империи?

  1. В процессе своего анализа авторы выделяют четыре фобии, которые подталкивают политическую элиту страны двигаться в том направлении, в котором элита и двигается: фобия «распада страны»; фобия «ощущения присутствия врагов, действиями которых объясняются… проблемы Империи»; фобия ущемления российского «суверенитета»; фобия «панического страха перед альтернативными мнениями, разными точками зрения, любой протестной активностью». Эти фобии распространены как среди элиты, так и среди широких слоев населения, подчеркивают авторы. Наличие этих фобий будет подталкивать политический класс к еще большему ужесточению внутренней политики в России. К репрессиям, другими словами. Это мой прогноз.
  2. «Имперская» ментальность присуща большинству россиян. Это констатация факта, полученного эмпирическим путем во многих социологических исследованиях. Элита адекватно отражает в своих действиях эту ментальность россиян и идет вместе со своими избирателями, взявшись за руки, как люди на картине Питера Брейгеля Старшего «Слепой ведет незрячего».
  3. Ренессанса «Империи» в России не получится, этому препятствует множество факторов, в первую очередь внутренние экономические и во вторую — внешние политические факторы: «трагичность внешнеполитической ситуации обусловлена ее вероятной немодифицируемостью в ближайшее десятилетие» (авторы книги).

Вывода для себя я делаю два:

  1. Одной из фундаментальных основ внешней и внутренней политики любого государства является соответствие ценностей, разделяемых правящей политической элитой, с ценностями большинства избирателей данной страны. Российская политика последних 20 лет, восстанавливающая структуры имперского пространства на постсоветском пространстве, базируется на «имперском» сознании простого большинства россиян (50% +1). Поэтому, когда многие из нас, и я в том числе, справедливо критикуют российскую внешнюю политику правящего политического класса, вспоминается грубоватая народная пословица: «На зеркало неча пенять, коли рожа крива».
  2. Я вижу геополитический тупик этой неоимперской или постимперской политики в горизонте следующих 10-20 лет. Возможно, так думают и многие из правящего политического класса. Ментальность населения не меняется по желанию политической элиты. А в данном случае политическая элита (и обслуживающие ее аналитики и пропагандисты) действует синхронно в соответствии с «чаяниями масс».

Один из  итоговых  выводов авторов: «Трансформация нынешней России в современное государство не рассматривается ее элитами как опция именно по причине нежелания расставаться с имперскими комплексами и иллюзиями… Российский консерватизм представляет собой  консервацию практически всего — как хорошего, так и плохого, — что было достигнуто Московией, Россией и Советским Союзом в ходе их имперской эволюции, с единственной целью не дать эпохе закончиться, если не пространственно, то хотя бы ментально».

И вопросы, которые у меня остаются: неужели правящая политическая элита (политики плюс их консультанты) не видит стратегическую бесперспективность неоимперской политики для России? Или они оптимисты? Или они видят то, чего не вижу я? Или они не видят альтернативы неоимперской политике России?

Блог Игоря Минтусова: бетонирование бетонных стен

Один из основных посылов в отечественном информационном пространстве за последние 10 лет: Россия окружена врагами со всех сторон, враги все множатся и становятся все злее. Внешнего «врага» оказалось мало, законодательные архитекторы из Государственной думы уже давно и вдохновенно занимаются конструированием образа внутреннего врага.

Это нашло отражение в ряде законопроектов, первый из которых — закон «Об иностранных агентах» от 2012 года. Суть закона предельно проста: финансируемые из-за рубежа общественно-социальные НКО должны самостоятельно регистрироваться в Минюсте как «иностранные агенты». Из политического поля российской внутренней политики были вытеснены акторы, не попадающие в мейнстрим нынешней кремлевской политики. На сегодняшний день в реестре иностранных агентов 68 организаций, среди которых: известная социологическая служба «Левада-центр», Московская школа политических исследований, фонд «Династия» Дмитрия Зимина.

С 2014-го и по сей день закон об НКО и иностранных агентах обрастает поправками и дополнениями.  Так, в 2019 году президент РФ подписал закон о дополнительном регулировании СМИ — иностранных агентов, позволяющий признавать иностранными агентами и физических лиц. В общественном сознании гражданин России тот, кто признан «иностранным агентом», ассоциируется со словами «шпион», «представитель иностранных спецслужб» или «скрытый внутренний враг».

Иными словами, в настоящее время любой политически активный гражданин России может попасть под действие закона, если он будет делать следующее:

А) распространять информацию любым способом (за исключением разговора);

Б) получать какие-либо материальные ценности из-за рубежа или от российской компании, у которой есть финансовые отношения с иностранцами.

18 ноября российские законодатели решили ещё больше «забетонировать бетонные стены». Было предложено приравнивать к НКО, выполняющим функцию иностранного агента, незарегистрированные организации, а также граждан, если они ведут политическую деятельность и при этом получают финансирование из-за рубежа напрямую или через посредников.

Подобная политика преграждает «пути отхода» для оппозиционных политиков и активистов, ведущих свои каналы на YouTube, так как в случае их желания выйти в политическую сферу offline будет достаточно указать на то, что они получают финансирование от Google (западный видеохостинг). Теперь не составляет труда признавать иностранным агентом и «пятой колонной» каждого, кто обладает информационным ресурсом в России.

Если гражданин РФ, работавший ранее в НКО — иностранном агенте, примет решение участвовать в выборах как кандидат, то ему теперь необходимо указать данный факт в своей биографии. Для избирателя это становится маркером, что данный кандидат — «враг России».

При такой расширительной трактовке закона любой гражданин России, который получает деньги из-за границы переводами, автоматически де-юре попадает под действие этого закона. Любой гражданин страны при легкой интерпретации словосочетания «политическая деятельность» становится потенциальным «клиентом» данной статьи закона.

В заключение хочу привести цитату русского общественного деятеля В. В. Шульгина, депутата Второй, Третьей и Четвертой Государственной думы Российской империи:

«Отчего пал старый режим? Главным образом потому, что боролись с недовольными, а не с причинами, вызвавшими недовольство. Но недовольны были люди, болевшие за Россию. Поэтому, когда с ними боролись, то боролись с лучшими, а государственное управление поручали ничтожествам, умевшим льстить и успокаивать» (2 августа 1917 года).

Блог Игоря Минтусова: Выборы президента в США. Часть 3

И снова хочу вернуться к закончившимся президентским выборам в США. Две причины побуждают вернуться к теме. Во-первых, очередная порция штампов по-советски заидеологизированных аналитических комментариев. Во-вторых, тема «кризиса» политической системы в США в связи с последними выборами. Соглашусь с комментариями коллег из «СеменовКонсалтинг», что «…в очень многих оценках …начинает доминировать не профессиональный, а пропагандистский подход. С этим у нас вообще проблема, смешение до степени неразличения анализа и пропаганды». Сделаю попытку выйти из этого сомнительного мейнстрима. Итак, темы:

  1. Якобы непрозрачное и сомнительное голосование по почте в США.
  2. Напополам разделенная страна при голосовании по количеству голосов как явный признак кризиса политической системы США.

По поводу пункта 1. Информирую коллег. В пяти штатах США законодательно (!) закреплена процедура голосования по почте на выборах, т.е. все 100% избирателей штатов Вашингтон, Гавайи, Колорадо, Орегон, Юта давно голосуют только по почте. Монтана, Вермонт, Нью-Джерси в этот раз из-за пандемии также перешли на голосование по почте. Поэтому я бы закрыл тему «непрозрачности» или «сомнительности» голосования по почте в США как понятную и профессионально неинтересную.

Теперь — о пополам разделенной стране и кризисе в США в связи с результатами выборов президента. Перефразируя слегка профессора Преображенского, хочется сказать, что, на мой взгляд, кризис — в головах у тех аналитиков, которые думают, что в США есть сейчас кризис. «Кризис» не в том, что при высокой явке страна поделилась на два лагеря. Страна была разделена пополам и в 2000 году, когда президентом стал Дж. Буш-младший, набравший меньшее количество голосов, чем его соперник Алан Гор. Я вспоминаю 2000 год, когда после долгого и изнурительного пересчета голосов во Флориде Верховный суд в США остановил его, хотя разница между Дж. Бушем-мл. и Аланом Гором на момент остановки пересчета была всего 500 (!) голосов пользу Буша-мл. Гор признал решение Верховного суда и не стал подавать апелляцию. В 2016 году, когда Дональд Трамп, набравший меньшее количество голосов, чем его соперница Хиллари Клинтон, стал президентом США, о кризисе после выборов почему-то никто в России не говорил, а говорят сейчас. Почему? Одна из причин — исключительно психологическая, на мой взгляд. Очень хотелось части российской политической элиты, чтобы победил Трамп. Желание не реализовано. Отсюда фрустрация и поиск «злых сил», которые помешали их любимцу победить.

Но главная причина «кризиса» лежит в личностных особенностях политика Дональда Трампа. Процитирую выступление своей коллеги политического психолога Екатерины Егоровой на закончившейся на прошлой неделе конференции Международной ассоциации политических консультантов: «Речь идет о личности с серьезными психологическими и психиатрическими проблемами, для которой находиться у власти означает чувствовать себя превосходно. Большинство авторитарных лидеров страдают злокачественным нарциссизмом или нарциссическим расстройством личности — серьезным заболеванием, требующим лечения. Психологически Трамп никогда не смирится со своей неудачей. Он будет сражаться столько, сколько сможет. Терапии в таком случае не существует».

Политическая система США, я уверен, преодолеет политически некорректное в смысле американских политических традиций поведение Трампа. (Сравните нынешние выступления Трампа с выступлением президента Барака Обамы в 2016 году сразу после того, как он узнал, что Дональд Трамп выиграл выборы у Хиллари Клинтон, «протеже» Обамы.)

Поэтому особенность политического «кризиса» в США после выборов 2020 лежит исключительно в личностных особенностях Дональда Трампа, который до последнего не будет признавать и не признает никогда, судя по всему, свое поражение. Это называется — субъективный фактор в политике.

Блог Игоря Минтусова: Выборы президента в США. Часть 2

Большое спасибо уважаемым коллегам за реакцию на мой пост. Уточняю свою позицию по высказанным моими оппонентами тезисам.

  1. Президентов США выбирают простые граждане США, а не «большие деньги».

Это утверждение стало работать только с президентской кампании Обамы 2008 года, когда определяющими стали деньги 3 млн обычных граждан, которые были спонсорами кампании Обамы, а не «большие деньги» небольшого количества крупнейших компаний Америки. До 2008 года действительно за победившими кандидатами стояли в первую очередь «большие деньги» миллионеров и миллиардеров, а не деньги обычных граждан.

  1. На выборах в США (в отличие от России) редко происходят прямые фальсификации при подсчете голосов на выборах.

Причина этого — в США серьезно наказывают за фальсификации. Интересующимся даю ссылку на сайт Министерства юстиции США, где описываются все зафиксированные случаи фальсификации голосов и соответствующие приговоры судов. В России такого сайта нет по понятным причинам (очевидно, нет фальсификаций на выборах и не о чем писать на сайте. Шутка.). Бездоказательные или просто лживые утверждения автора, как то: «факт фальсификации демократами США результатов голосования уже доказан» (Скурлатов live), я комментировать не буду. Другой коллега, из «Политген», задает риторический вопрос в оппонировании этому же тезису: «…а что такое тогда было с голосованием по почте в этом году…(?)». А ничего, уважаемый коллега, не было. Голосование по почте — легитимная в США процедура. Байден призвал своих сторонников голосовать досрочно, чтобы не подцепить коронавирус на участке в день голосования. Трамп, наоборот, призывал своих сторонников проголосовать на участках в день голосования. Большинство проголосовавших по почте были, естественно, демократами, и поэтому, когда стали вводить бюллетени проголосовавших по почте, ситуация резко изменилась в пользу Байдена. А что касается утверждения, что «…десятки тысяч бюллетеней внезапно потерялись, а где-то также внезапно нашлись…», то это связано исключительно с процедурой, которая закреплена законом. В частности, в штате Висконсин (я так понимаю, о нем идет речь) счетная комиссия обязана одновременно (!) вводить голоса проголосовавших по почте в соответствии с процедурой. И на избирательных участках в США надо (!) показывать документы, удостоверяющие личность. Откуда вы взяли, уважаемый коллега из «Политген», что, как вы пишете, «не надо»?!

  1. Политика любого президента США направлена НЕ НА ТО, чтобы ослабить, разделить или завоевать Россию, а чтобы получить выгоду для американского народа.

Этот тезис вызвал наибольшее количество суждений и максимум эмоций. В основном это были ценностные суждения, с которыми дискутировать не продуктивно.

Забавно, что коллеги из телеграм-канала «Образ будущего» начинают «уличать» меня в том, что я — не обычный «демократ», а «американский демократ». Готов быть любым демократом: американским, японским, белорусским, китайским. Если вам хочется искать «врагов России» — ищите их среди тех, кто фальсифицирует, а потом легитимизирует результаты фальсификаций на выборах в России.

Коллеги, в своей полемике не путайте жанр телеграм-каналов с жанром политических шоу на федеральных каналах. И не выдавайте себя за «глубоких знатоков законов демократии», которые ищут блох на выборах в США (они там, безусловно, есть) и не видят главного — доверия американцев к своим выборным процедурам и к своей судебной системе. Эта система жестко отслеживает нарушения на выборах и жестко карает нарушителей. Чего нельзя сказать о нашей стране. К сожалению.

Блог Игоря Минтусова: События в Белоруссии и понятие «преступный приказ»

«Я верил. Но я ошибался, и у меня не было сил предотвратить то, что неизбежно должно было произойти, в этом моя вина. Трагично осознавать, что лучшее, на что я был способен как солдат, повиновение и преданность, были использованы для достижения недостижимых целей. Обидно понимать, что даже честное исполнение долга может быть бессмысленным. Но такова моя судьба» (В. Кейтель, 1945, Нюрнберг, гитлеровский генерал, повешен).

Я вспомнил эту цитату, когда наблюдал накануне по интернет-каналам и СМИ, как силовики в Белоруссии разгоняли людей и стреляли по безоружной толпе резиновыми пулями. Про многочисленные избиения и задержания мирных граждан не говорю. Извечная проблема: должны ли военные, дававшие присягу, выполнять преступные приказы политической власти, такие как, например, стрельба по безоружным людям?

Вспоминаем 1953 год, июнь, Восточный Берлин. Экономические выступления рабочих против властей ГДР. Советским солдатам был отдан приказ стрелять по толпе, когда толпа подошла слишком близко к посольству СССР на Унтер-ден-Линден в Восточном Берлине. Советские солдаты не выполнили приказ. Через некоторое время они были арестованы, переданы военному трибуналу и расстреляны. В доступных российских источниках написано, что это легенда, так как в советских архивах не найдены документы, подтверждающие факт данного расстрела. Есть основания сомневаться в объективности российских источников в этом вопросе (как, например, с непризнанием советскими властями пакта Молотова–Риббентропа и Катынского расстрела польских военнослужащих на протяжении многих десятков лет). Пусть расстрел советских военнослужащих за невыполнение преступного приказа в 1953 году в ГДР остается наполовину легендой. Вопрос, тем не менее, не исчезает. Если БЫ этот расстрел имел место, как, глядя из октября 2020 года, мы бы сейчас оценивали «факт» приказа стрельбы по безоружной толпе? И «факт» расстрела советских солдат военным трибуналом за то, что они этот приказ не выполнили?

Другой пример. Расстрел рабочих в Новочеркасске в июне 1962 года. Всего погиб 31 человек. В 1990-х всех погибших реабилитировали, а отдававшие преступный приказ руководители страны (Хрущев, в частности) не были привлечены к ответственности (по причине их естественной смерти).

Что такое «преступные приказы»? Несли ли военнослужащие и представители силовых структур, Росгвардии в частности, за это ответственность в новейшей истории России? Или «преступных приказов» не было? И тот же вопрос: оправдывают ли геополитические интересы той или иной страны преступные приказы, которые отдает политическая власть своим военным или силовым структурам?

Успокаивает, что Вильгельма Кейтеля повесили в 1946 году, за его «честное исполнение долга».

Я не боюсь умереть от руки преступника, так как верю, что рано или поздно преступник понесет наказание. Гораздо неприятнее осознавать тот факт, что ты можешь умереть, когда кто-то из военных или силовых структур в твоей стране выполнит «преступный приказ». Ты можешь стать «жертвой» этого приказа, но за это никто не понесет наказания. «Исполнитель» приказа будет ходить по улицам, по которым ходил я в прошедшем времени, дышать свежим воздухом, воспитывать своих детей или внуков. И чувствовать себя героем, который выполнял свой долг перед Родиной, стреляя в безоружных людей.

Блог Игоря Минтусова: Белоруссия: мораль и геополитические интересы России

Какая связь, спросит читатель, между Белоруссией, моралью и геополитическими интересами России, указанными в заголовке текста? Более общий вопрос — может ли быть реализация стратегических интересов той или иной страны аморальной с точки зрения принятых в обществе моральных норм в конкретный исторический момент?

Ответ, на мой взгляд, следующий. Да, может быть аморальной. И исторических примеров тому много в том же XX веке. Позвольте напомнить несколько примеров. Убийство Л. Троцкого в 1940 году в Мексике агентом советской разведки Р. Меркадером, получившим за это Звезду Героя. Вопрос: оправданно ли было убийство Троцкого, исходя из геополитических интересов СССР, как их понимало тогда политическое руководство СССР, если смотреть на него из дня нынешнего?

Другой пример. 1939 год. В геополитических интересах СССР было передвижение советско-финской границы от Ленинграда, которая была очень близка от города, на более отдаленное расстояние. Переговоры с Финляндией не увенчались успехом (хотя Финляндии предлагалась в обмен равноценная территория в Карелии, только севернее). Тогда советскими войсками была устроена провокация в виде обстрела советской территории (село Майнила) советскими же орудиями, что послужило поводом для начала Зимней войны 1939–1940 гг. с Финляндией. Вопрос: оправданна ли была военная провокация СССР против Финляндии, исходя из геополитических интересов нашей страны, как их понимало тогда политическое руководство СССР, если смотреть на него из дня нынешнего?

Возвращаемся в нынешнее время, в XXI век и в Белоруссию. Речь идет о А. Г. Лукашенко. Этот президент дружественной страны совершил ряд уголовно наказуемых преступлений за последние пару десятилетий. В 1999 году в Белоруссии исчезли и были убиты два известных лидера оппозиции — Виктор Гончар и Юрий Захаренко. Уверен, что эти факты были хорошо известны российскому политическому руководству. Никакой публичной реакции со стороны России на факты исчезновения оппозиционных политиков не было. В 2015 году в Белоруссии на президентских выборах были массовые фальсификации (эксперты допускают, что тогдашний президент Белоруссии Лукашенко выиграл выборы, но не с такими результатами, которые были нарисованы карманным ЦИК Белоруссии). Были также приговорены к тюремным срокам кандидаты на президентский пост — соперники Лукашенко.

Россия на это никак не отреагировала. В 2020 году были грубо сфальсифицированы выборы президента, фактически произошла узурпация власти. Россия признает результаты сфальсифицированных выборов. Почему? Геополитические интересы России этого требуют с точки зрения российского политического класса.

Вопрос: оправданны ли признание сфальсифицированных выборов в Белоруссии и поддержка нелегитимного режима, исходя из геополитических интересов России? Как будут оценивать эти события наши потомки в далеком 2050-м году, например?

Закончу тем вопросом, с которого начал. Есть ли противоречие между моралью и нынешними геополитическими интересами России в Белоруссии с точки зрения потомков? Вариант ответа «Все страны делают всегда и везде то же самое» не засчитывается. Мой вариант ответа: «Есть противоречие». Ложь фальсификаций выборов всегда будет ложью фальсификаций выборов. И благой целью «геополитических интересов России» эта ложь историей оправдана не будет. Никогда.

Блог Игоря Минтусова: Трамп и Лукашенко: что общего и в чем различия. Дело в эстетике

Что общего между Александром Лукашенко и Дональдом Трампом? Политические психологи легко ответят на этот вопрос: и тот и другой, безусловно, относятся к авторитарному типу личности. (Так и хочется добавить на обыденном языке: «авторитарные самодуры».)

Что касается Александра Лукашенко, то здесь и особенных доказательств приводить не надо — они очевидны. Достаточно посмотреть на You-tube-каналах, что происходит в Белоруссии последние два месяца после выборов и что регулярно произносит на публике теперь уже малолегитимный президент Белоруссии.

По поводу Трампа дипломатично сошлюсь на цитату из интервью Мадлен Олбрайт в Deutshe Welle: «У нынешнего президента США Дональда Трампа авторитарный инстинкт, что превратило страну в ад».

А дальше у двух «авторитарных самодуров» идут эстетические разночтения. В Белоруссии законопослушный де-юре президент Лукашенко объявил себя победившим на президентских выборах ПОСЛЕ завершения выборов и официального объявления итогов.

В США также законопослушный де-юре президент Дональд Трамп за две недели ДО выборов объявил, что он не признает результаты выборов, если на них победит другой кандидат.

Эстетические разночтения.

А де-факто произойдет в США следующее. В случае де-юре победы Байдена и вне зависимости от того, признает свое поражение или нет действующий президент Трамп, институты власти заставят действующего президента уйти со своего поста. Работает принцип разделения властей, и независимая судебная власть в итоге вынесет консенсусный для общества вердикт, с которым общество в итоге согласится. Авторитарные позывы личности Дональда Трампа столкнутся с системой государственных институтов, и институты победят личность в итоге.

В Белоруссии этого не произошло и не произойдет. В Белоруссии работает принцип, озвученный еще в XVII веке королем Франции Людовиком XIV: «Государство — это я». Другими словами, личность оказалась сильнее государственных институтов в Белоруссии.

А что же Россия? В России, на мой взгляд, на сегодняшний день личность также сильнее институтов власти, при всей политической и человеческой скромности этой личности. Таковы исторические правила, придуманные не нынешним президентом, а уходящие своими корнями в ментальность и политическую культуру россиян.

Блог Игоря Минтусова: Выборы президента в США. Часть 1

Президентские выборы в США закончились. И хотя действующий президент США Дональд Григорьевич Лукашенко (оговорился — Трамп) будет до последнего суда отстаивать свое искреннее желание пойти на второй президентский срок, новый президент с очень большой вероятностью уже известен, и политические аналитики в России достаточно определенно могут прогнозировать развитие российско-американских отношений на следующие 4 года уже сейчас.

А я пока коротко перечислю основные «мифы» о выборах в США, которые глубоко сидят в сознании граждан России еще с советских времен:

  1. Президентов США выбирает группа капиталистов с большими деньгами, а не простые граждане Америки.
  2. На выборах в США всегда или обычно происходят фальсификации при подсчете голосов.
  3. Политика любого президента США по отношению к России состоит в том, чтобы Россию ослабить, разделить, ограбить.

Накануне один бывший высокопоставленный сотрудник администрации президента РФ написал мне в «личку» про Трампа: «…выборы в Штатах — это неприятная грязновато-мелкая история по отношению к Трампу, его банально подставили (демократы), сейчас, конечно, это всем очевидно… — без манипуляций они бы его не победили».

Понимаю, что таких, как он, в России — большинство, поэтому все же предлагаю взглянуть на вещи непредвзято:

  1. Президентов США выбирают простые граждане США, а не «большие деньги».

В США есть жесткие ограничения на формирование избирательных фондов кандидатов. Во-первых, максимальный взнос на поддержку одного политика юридическим лицом в США составляет 5 тыс. долларов, а взнос от одного физического лица — 2,7 тыс. долларов. Согласитесь, немного. И, второе, в 2008 году на президентских выборах Б. Обама совершил революцию в фандрайзинге президентских выборных кампаний. Донорами его избирательной кампании стали 3 млн (!) американских граждан, что позволило ему в очень большой степени быть независимым от «больших денег» богатых компаний. Причиной такого рекорда в фандрайзинге оказались новые удобные и эффективные технологии сбора небольших сумм денег с большого количества граждан с помощью интернета.

  1. На выборах в США (в отличие от России) редко происходят прямые фальсификации при подсчете голосов на выборах.

А когда отдельные случаи имеют место быть — фальсификаторов сажают за решетку и дают реальные сроки. Два маленьких последних примера. В 2019 году мэр небольшого городка в Алабаме Элберт Мелтон был осужден и тут же лишен своего поста, после того как выяснилось, что он заверил два бюллетеня для надомного голосования без присутствия свидетелей, как этого требует закон штата (и выиграл выборы мэра 2016 года с перевесом в 16 голосов). Или в июле 2020 года в Лос-Анджелесе к разным срокам заключения приговорили четырех человек, которые за мелочь и сигареты скупали подписи под заявками на регистрацию избирателей у бездомных и голосовали вместо них.

  1. Политика любого президента США направлена не на то, чтобы ослабить, разделить или завоевать Россию, а чтобы получить в первую очередь выгоду для американского народа от сотрудничества с Россией. Для этого «разваливать» Россию совсем необязательно.

Пример. Президент Дж. Буш-старший был категорически против развала СССР и активно поддерживал М. Горбачева в попытках последнего спасти СССР. Команда Клинтона искренне хотела помочь в их понимании «демократической» России. А то, что Россия экономически разваливалась в 90-е, была Чечня, была коррупция органов государственной власти (фиксирую внимание вдумчивых читателей: меньшая, на мой взгляд, чем сейчас) — все это осуществляли граждане с российскими паспортами. Надо ОЧЕНЬ сильное воображение иметь, чтобы видеть за всем этим «руку Госдепа».

Но аналитики-пропагандисты российских федеральных каналов, которым поручено внушать аудитории, что белое — это черное, а черное — это белое, продолжают идти по проторенной их советскими предшественниками дорожке. И тот, кто сегодня громче всех кричит «держи вора!», может сам оказаться именно им…

Книга «Глубокое интервью и фокус-группы» (3-е издание) С. А. Белановский

Настоящая книга — учебно-методическое пособие по проведению глубокого интервью и фокуc-групп в социологических исследованиях. Оба метода широко применяется в электоральных и маркетинговых проектах, исследованиях организаций, рекламы, теневой экономики, преступности и отклоняющегося поведения, изучении проблем семьи и многих других. Издание книги ставит своей целью расширение методической базы, используемой в социальных исследованиях российских и русскоязычных исследователей. По сравнению с изданием 2001 г. книга значительно переработана. Для социологов, психологов, экономистов, журналистов, преподавателей и студентов.

(далее…)